Кебра Нагаст. Глава 2. Сила

  1. 2. Сила. Часть1
  2. 2. Сила. Часть 2

Человек природы, человек-корень, растаман, вырвавшийся из цепей технологической цивилизации, есть идеальный герой для всех раста. Некоторые, самые реакционные члены братства, те, кого можно назвать скорее слишком корневыми, нежели слишком радикальными, остерегаются даже посуды, сделанной из «вавилонских металлов», и носят свои дрэдлоки как ковчег спасения, который олицетворяет их веру и восходит к заповедям Ветхого Завета и Кебра Нагаст. Некоторые роста обращаются к мифу о Самсоне, слепом, остриженном и прикованном цепью к колонне дворца филистимлян, как к примеру того, что может произойти с человеком, когда он доверяет себя ловкой коварной женщине и когда он отказывается слушаться воли Джа.

Джа, Jah— Бог, Всевышний. Производное от Jehovan/Jahwe (Иегова/Яхве — одно из библейских имен Бога)

Потерявший зрение в Газе, Самсон есть символ утраченного и обретенного рая. Ибо, как сказано в Кебра Нагаст и в Библии (Книга Судей 13:9—14), ангел явился матери Самсона и сказал: «Да не коснется бритва головы его; пусть не пьет вина и не ест мяса и не женится на незнакомке, но только на женщине из народа своего и из дома отца своего».
Одна из строгих заповедей традиционных раста — держать свои локоны подальше от расчески, ножниц или бритвы. Это прямо восходит к древнееврейским законам о неосквернении, которые заново были провозглашены членами Эфиопского Национального Конгресса: «Мы решительно протестуем против острых инструментов, служащих осквернению Облика Человека, то есть мы против бритья и стрижки, татуировок и надрезов на теле».
Имя Самсон является священным для раста на Ямайке, потому что он легендарный «волосатый человек», чья сила ушла от него, когда он потерял волосы. Когда Долила проделала это с ним, Самсон выстрадал судьбу архетипического человека, чья слабость — женщина. Эту парадигму осознают все раста. Есть даже старая песенка рэггей, где поется о женском непостоянстве: «женщина как тень, мужчина как стрела». Но этот миф относится не только к Библии, Корану или Кебра Нагаст. Есть также древние африканские наставления, основанные на многочисленных африканских сказках о гибели мужчины.
Самсон был мужчиной, который мог порвать тетиву лука словно нитку, но, после того как Далила остригла ему волосы, он стал беспомощен как ребенок. Его враги, филистимляне, привезли его в Газу, ослепили
и всячески насмехались и издевались над ним. В конце концов его приковали между двух колонн, на которых держался дворец, и, когда там собралось три тысячи его врагов, Самсон попросил Бога исполнить его последнюю просьбу: дать ему силу совершить месть в обмен на свою жизнь. Как написано в Книге Судей, гл. 16, молитва его была услышана, и Самсон, показав триумф своей сверхчеловеческой силы, разбил колонны филистимского дворца, обрушив крышу и погубив всех, включая себя. Для многих раста урок здесь в том, что человек должен оставаться верным своим корням — волосы и дух сплетены — и смотреть в оба за злодеями.
Раста видят в Самсоне героя народной легенды, смысл которой в том, что волосы — это что-то вроде талисмана; вспомним привычку раста 60-х годов «раскидывать локоны», мотая головой из стороны в сторону и направляя стреловидные дрэдлокн в окружающих.
Боб Марли поет в песне «Rastaman Live Up»:
Держись своей культуры
Не бойся коршунов
Расти свои волосы
Не бойся волчьей стаи
И:
Давид победил Голиафа
Всего одним камнем
Самсон погубил филистимлян
Челюстью ослиной
Растафарианская версия истории Самсона рассказана мне по этому случаю ямайским корневым раста, «буш-доктором», живущим в Округе Св. Марии.
Имя рассказчика Моррис Олифант. Он говорит, что у него был дядя, очень сильный человек:
«Звали дядю Самсон, и он был очень большой. Никто и подумать не мог, чтобы у него что-то украсть, и люди в его деревне чувствовали себя под защитой, когда он просто находился рядом. Однако раз в месяц Самсон пересчитывал деньги, которые заработал; и только в это время он принимал некоторые меры предосторожности. Он клал свое мачете на стол, пока пересчитывал монеты и бумажные деньги, которые заработал за месяц.
Как я уже сказал, Самсон был очень большой, очень грузный человек. Он никогда не боялся, что кто-то может у него что-то украсть, но однажды его волосы попали в молотилку, и ему пришлось отрезать какую-то их часть. И из-за этого он стал уязвим.
Той ночью три вора подошли к дому Самсона и заглянули в его открытое окно. Они увидели его возле лампы — он пересчитывал монеты и купюры. Конечно, они увидели также его размеры и его мачете. Но они не испугались, поскольку их было трое, а он один.
Видишь ли, Самсон мог поднять плуг за ручку и держать его на вытянутой руке. Он мог забраться под осла и поднять его на своих плечах, так что ноги осла болтались. Но ни один человек, неважно, какая в нем сила, не может быть неуязвимым. У одного вора был писто- лет; два других были вооружены ножами-рачетами1. Поэтому они вошли в открытую дверь, и все трое стояли на свету, так что их было видно.
Первый вор навел на Самсона пистолет и приказал ему не двигаться, иначе он застрелит его. Затем он велел двум другим ворам подойти к столу и забрать деньги, которые там лежали. Самсон, видя, как люди приближаются, действовал быстро. Он бросил в лицо одному пригоршню монет, а второму нанес удар мачете. Затем он перевернул стол вместе с горящей лампой. Первый вор выстрелил два раза в темноту. Одна пуля задела ухо Самсона; другая безболезненно прошла через ладонь его правой руки.
Итак, вор, в которого бросили монеты, прыгнул на Самсона, в то время как его подельник корчился на полу с разрезанной грудью. Тот, у кого был пистолет, ждал момента, чтобы засунуть пистолет в рот Самсону. Самсон понял, что поздно что-то делать и просто закрыл глаза. Раздался выстрел, который сотряс всю комнату. Пуля вошла в рот Самсона и проделала дырку в его щеке.
Тут Самсон поднялся на одно колено и ударил в пах тому, кто стрелял. Потом он стал ползти по полу в надежде уйти, но нападавший выстрелил еще, и на этот раз Самсон почувствовал, как пуля ужалила его правую ягодицу.
Затем раздался металлический щелчок: это один из воров обнажил рачет. Как только Самсон услышал звук открываемого ножа, он словно подмел пол одной ногой, сбив того парня с ног, который рухнул, ударившись затылком о бетонный пол. Остался последний, вооруженный пистолетом, но он был согнут пополам, и, прежде чем он оправился, Самсон схватил стол и всей его тяжестью обрушил на него.
В конце концов Самсон вышел молодцом из этой схватки. Пуля, пробившая ему щеку, оставила там гнойное отверстие, беспокоившее его не один месяц, а пуля, попавшая в задницу, вызвала невралгию седалищного нерва, тревожившую его многие годы. Но после этого случая Самсон расстался с привычкой считать деньги, ибо, как он любит повторять: “не имей замка на деньгах, имей замок на голове “.


Нет комментариев, но ты можешь быть первым

Получить комментарии в RSS

Оставьте комментарий