Родился 13 апреля 1967 года в пригороде Сэйнт Мэри (St.Mary, Jamaica). Своё прозвище (впоследствии ставшее сценическим псевдонимом) он получил от друзей, которые, будучи под впечатлением от той ловкости, с которой Клифтон разрешал различные споры и противоречия, назвали его Кэплтоном в честь самого известного в городе адвоката. Ещё будучи мальчишкой, Клифтон тайно уходил ночью из дома и до утра насладжался выступлениями приезжавших в его городок саундсистем. Когда ему исполнилось 18, будущая звезда дэнсхола поехал в Кингстон (Kingston), где его услышал Стюарт Браун (Stewart Brown), являвшийся в то время владельцем канадской саундсистемы Африкан Стар (African Star). Именно он дал начинающему артисту первый и главный шанс: отправил Кэплтона на разогрев к таким гигантам дэнсхола, как Флурган (Flourgan) и Нинджаман (Ninjaman), в их турне по Канаде. Зрители были в восторге от выступления молодого диджея, и это могло значить лишь одно: своего шанса он не упустил! В конце 80-х дэнсхол был совершенно не таким как сейчас: слакнесс (slackness) и ган ток (gun talk) были главными темами. И этот яркий многообещающий парень сразу же громко заявил о себе, выпуская хит за хитом: “Bumbo Red”, “Number One On The Look Good Chart”, “Lotion Man” и другие. В то время всё, к чему он прикасался, тут же становилось хитом, и за молодым артистом быстро закрепилось звание главного дэнсхольного хитмэйкера

В 1995 году он записывает песню “Tour”, текст которой был навеян недавним убийством двух диджеев: Панхэда (Panhead) и Дёртсмана (Dirtsman). Она стала гимном возвращения к корням в рамках дэнсхол музыки, а хип-хоп ремикс на неё попал в чарты Биллборда (Billboard), открывая для праведных посланий Кэплтона просто гигантскую аудиторию. Это было лишь началом сотрудничества с лейблом Дэф Джэм Рекордс (Def Jam Records), который впоследствии издал два альбома артиста: “Prophecy” и “I-Testament”. Именно на них мы можем услышать совместные композиции Кэплтона с такими звёздами рэпа как Метод Мэн (Method Man) и Кью-Тип (Q-Tip). Во многом благодаря этому сотрудничеству Кэплтон получил всемирное признание, но не эту цель он преследовал. Второе тысячелетие подходило к концу, и артист почувствовал, что пришло время сосредоточиться на своей основной аудитории. “Я должен быть самим собой, правильно? И только я могу быть мной”, – рассуждает исполнитель. “И каким бы путём это не достигалось, у меня всё получится. Ну, вы понимаете”.

Сейчас Кэплтон на вершине своей славы. 1999 и 2000 года ознаменованы записью треков, которые игрались всеми без исключения саундсистемами и долгое время оставались на вершинах дэнсхол чартов: антивоенный “Jah Jah City” и “Good In Her Clothes”, посвящённый чёрным женщинам, ведущим себя достойно императриц. Артист продолжает нести в своих песнях духовность, но постоянно напоминает слушателям о своём недовольстве этим несправедливым миром. Один из самых его больших хитов, по сути, адресован журналистам и чиновникам, строящим народу замки из песка. “Меня не оставят впокое, – говорит “Пророк”, – ведь они никогда не согласятся предать Рим огню”.

Во многих песнях Кэплтона большое внимания уделено пламени. Он искренне верит, что именно благодаря огню сможет положить конец беспорядкам, происходящим на нашей планете. “Это не огонь, который сжигает физически. Я говорю о пламени, которое несут в себе духовность, слова и музыка. Огонь, – поясняет исполнитель, – это способ помочь заблудшему человеку, сообщить о том, что он совершает ошибку.


Нет комментариев, но ты можешь быть первым

Поделиться ссылкой:


Для блога:
Для форума:


Получить комментарии в RSS

Оставьте комментарий