Конфронтационная модель мира (в данном случае – вариант “Север – Юг”) вызвала в конце 70-х кратковременную вспышку неопанафриканизма и шире – идей третьемирской содидарности, разбившихся о партикуляризм интересов в рядах “Юга”. Группа последователей У. Родни, в основном ямайских левых и молодых университетских преподавателей из африканских стран, питали не оправдавшиеся надежды на превращение рационально переистолкованной и политизированной расты в средство создания массовой базы для этого движения. При этом большие надежды они возлагали на рэгги как канал для пропаганды, но одновременно наивно сокрушались по поводу крайних черт неизбежного спутника раста-рэгги в том ее виде, который питает рок-музыку и сам же на ее основе существует, – подростковой субкультуры.

“Ай” Джибулани Тафари (“в миру” Ноэль Кэротерс) в статье “Растафари: наследники Маркуса Гарви”, расхваливая “карибское Мау Мау”, пишет: “Общепризнанным всемирным выражением черного сопротивления институционализированной расистской “Белой власти” является растафари” (50, с.8), – ссылаясь на триумфальное выступление Боба Марли в Гарлеме и Найма Башира (“мусульманское” имя ренегата расты Джимми Клиффа) в “Азании”, в том числе в Соуэто. Отдавая должное роли рэгги в интернационализации расты, пантеон борцов за дело растафари – Ф.Д.Туссен Лувортюр, М.Л.Кинг, П.Лумумба, С.Кармайкл и т.д. – “Ай” Тафари завершает так: “И конечно же, Боб Марли” (50, с .11). Погибель Вавилона он предрекает уже как следствие индустриального безумия и экологической катастрофы (50, с. 2). “Ай” Тафари подчеркивает насыщенность расты гарвеистским наследием: “Многие говорят, что Гарви умер, но совершенно очевидно, что Я и Я, сыновья и дочери Гарви продолжают его дело, превращая его философию в живую реальность восьмидесятых годов” (50, с. 10).

Основным в этом наследии автор считает отказ от раболепия и добровольного унижения перед евройейской культурой: “Решающая и наиважнейшая революция еще впереди – это сокровенное духовное преобразование каждым человеком своего внутреннего “Я”, преобразование сердца, разума и мышления каждой отдельной личности. Решающий бой за будущее – это ощущаемая лишь сознанием схватка за умы человечества; чтобы достичь освобождения души, надо мобилизовать скрытый в нас дух Христа, иначе не избежать избиения духа” (50, с.10). “Революция в сознании” должна опираться на любовь как связующую силу всего доброго и истинного, делающего их естественным состояние человека (и опять напрашивается сравнение с “властью цветов” конца 60-х. – Реф.).

Бывший преподаватель Корнеллоксго университета, ныне работающий в университете Вест-Индии, “Брат” Л.Туфани Семадж в статье “Растафари: от религии к социальной теории” выдвигает проект преобразования растафари в очищенную от религиозно-мистической оболочки научно обоснованную концепцию культурного возрождения “третьего мира”: “В самом общем значении растафариот – это тот, кто пытается перестроить свою идентичность так, чтобы сознательно жить, исходя из афроцентричной перспективы, простирая ее на телесную, рассудочную и духовную стороны жизни. Таким образом, растафари служит африканской диаспоре средством воссоздания африканской идентичности. Поэтому растафаристский образ жизни представляет собой сознательный отход от чуждой культуры и восстановление африканских культурных установок, выраженных в картине мира, этосе и идеологии” (44, с.22). Стержнем расты является концепция культуры, поэтому растафари – “один из самых удобных плацдармов для культурной революции во имя освобождения африканской диаспоры” (44, с .23). культура – основа политики, экономики и психологии, угнетение может поддерживаться лишь через внедрение культуры угнетателей – здесь Л.Т.Семадж ссылается на А.Кабрала, одновременно осуждая “черных марксистов” за пренебрежение к проблемам культуры. Л.Т.Семадж отнюдь не стремится к обособлению африканской культуры, его идеал – всемирный союз культур, но путь к нему лежит через промежуточные этапы: 1) развитие народной культуры (раста уже сделала это на Ямайке); 2) развитие национальной культуры (задача расты на ближайшее время); 3) развитие “научной культуры” при критическом усвоении достижений человечества; 4) развитие всемирной культуры. Последняя стадия недостижима без последовательного прохождения предыдущих (44, с.23).

Л.Т.Семадж указывает на родство расты со взглядами Ш.А.Диопа, Ч.Уильямса, Ю.Бен-Джохонана, В.Шоинки, Айи Квеи Армы, Дж.Мбити и др. Но их взгляды отличаются от расты светской формой изложения. Раста же пока – мистическое учение. Взвешивая “за” и “против”: с одной стороны, польза религии и мифологии в том, что они помогают осознать реальность, представляют собой источник незыблемых человеческих ценностей, чувства общности, могут стимулировать общественные сдвиги, с другой – это все же иллюзорное, неадекватное отражение мира, – Семадж делает вывод о необходимости реформировать расту (44, с.24-26).

Но теория должна опираться на истинно африканские ценности. Таковые автор находит в Библии: возникнув 6-10 тысячелетий тему назад, они в III тесячелетии до н.э. воплотились в древнеегипетской “Книге мертвых”, а из нее попали в Библию. Вселенский собор 323 г. их порядком извратил, так почему же африканцы должны больше доверять участвовавшим в нем епископам, чем собственному внутреннему зрению? Концепция Откровения дает людям возможность самим отбирать, что является боговдохновлеяным, а что – нет. Примером божественного вдохновения, выражакщегося в глубоком проникновении в человеческую сущность, Л.Т.Семадж считает песни Боба Марли, звезды рэгги


Нет комментариев, но ты можешь быть первым

Получить комментарии в RSS

Оставьте комментарий