Высокомерное отношение к повседневности свойственно обществоведению. Недаром немаловажным считается различать, что можно, а что нельзя относить к разряду исторических, этнографических и т.д. источников. Фрагменты повседневности получают академический статус “источника”, лишь если они удалены от нас во времени или же имеют этнографически-фольклорный характер.

В африканистике мастерством исследователя полагают выявление в обыденной городской жизни элементов “традиционного”, “самобытного” и т.д. Не то, чтобы это было неверно или неважно, но при этом ускользает то в реальном быте и мышлении африканского горожанина, что не укладывается в привычное понимание “предмета исследования”. Ориентация на освященные традицией процедуры с уже готовыми текстами – в отечественной африканистике дело усугубляется недоступностью полевых исследований – не дает нам разглядеть повседневность, самую надежную реальность, из которой и вырастает будущее. Эксплицитный уровень общественного сознания представлен письменными текстами, имплицитный – иными, которые еще надо превратить в письменные самому исследователю. Они не воспринимаются как материал для изучения.

Мощным каналом распространения информации в самом широком значении понятия служит сегодня массовая культура, многократно усиленная появлением новых технических средств тиражирования ее артефактов, что привело во второй половине XX в. к возникновению поп-культуры.

Поп-культура затронула все сферы жизни, создавая такие феномены, как поп-идеология, поп-искусство, поп-религия, поп-наука и т.д., вовлекая в свое пространство все от Че Гевары до Иисуса Христа. В развитых странах после теоретического осмысления поп-культуры М.Маклюэном и художественного – поп-артом, в особенности Э.Уорхолом, изучение ее образцов вошло в благопристойный круг солидной науки, что позволило говорить не о дурном или хорошем вкусе, а о функциях этого явления и его воздействии на жизнь социума. Когда же речь заходит о развивающихся странах, то поп-культура считается здесь чуждым явлением, непременно западного происхождения, с самими деотруктившми последствиями. Между тем, в “третьем мире” давно появилась своя собственная поп-культура, утверждающая, пусть и в примитивной форме, культурную идентичность неевропейских народов. Это индустрия индийского кино и фильмы кунг-фу, латиноамериканская песня “нуэва трова”, различные школы лубочной живописи и поп-музыки. В 70-е годи в Африке возникло повальное увлечение музыкой в стиле регги, а заодно и связанным с нею “движением растафари”, или, как ее чаще называют последователи, “культурой растафари”. Но необычность этого явления позволила африканистам не заметить ни его самого, ни его влияния на массовое сознание городской молодежи.

Если учесть, что пропасть между элитарной и массовой культурой в Африке небывало велика (до полного взаимонепонимания), то невнимание к массовой культуре, массовому сознанию, обыденному уровню идеологии и т.д. ведет к игнорированию духовной жизни целых сегментов населения в той степени, в какой они не ориентированы на традиционные связи и отношения. Современное “высокое” искусство Африки на самом континенте почти неизвестно вне круга интеллектуалов, хотя высоко ценится на Западе. И наоборот – простонародные “китчевые” и лубочные формы искусства неизвестны вне Африки даже исследователям. Промежуточное положение африканского горожанина, духовную ситуацию которого не отражают ни вестернизаторокие, ни традиционалиотские – равно ему чуждые – тенденции, порождает потребность в новых формах самовыражения.

Примечателен изоморфизм, отмечающийся при сопоставлении урбанистической массовой культуры и культуры образованных слоев Африки, массового и интеллигентского сознания. Они пытаются ответить на одни и те же вопросы, в них независимо друг от друга возникают сходные идеологемы. Сопоставление этих идеологем затруднено слабой изученностью нижних этажей общественного сознания Африки, обычно под общественной мыслью континента понимается лишь ее систематизированный уровень, представленный печатными текстами, якобы воздействующими на обыденное сознание. На самом же деле в Африке эти два уровня общественного сознания – весьма автономные миры.

Все вышесказанное хорошо иллюстрируется на примере “движения растафари”. Трудно определить, что это такое: мессианская секта, народно-религиозное движение, нативистский синкретический культ, движение за культурную самобытность, суррогат панафриканской идеологии, политическое антирасистское течение, негритюд “для бедных”, трущобная субкультура люмпенства или молодежная мода. За 60 лет растафаризм (растафарианство, чаще – просто “раста”) прошел через удивительные, даже невероятные метаморфозы. В нем отразилась история африканской диаспоры и близко связанная с нею последние полтора века эволюция общественной мысли Африки, религиозные ереси и гарвеизм, панафриканизм и рок-музыка, массовое сознание и проблемы духовной деколонизации.

Растафаризм возник как профетическая секта, обожествлявшая раса Тафари Маконнена (отсюда и название секты), короновавшегося 2 ноября 1930 г. под именем Хайле Селассие (“власть Троицы”). Секта возникла на Ямайке в начале 30-х годов, но в 60-е годы ее приверженцы появились среди цветной молодежи в США, Канаде и Великобритании, а в 70-е она превратилась в поп-религию, а затем просто в молодежную моду, вызвав бум среди городской молодежи Африканского континента, а пережив политизацию и вобрав образцы третьемирской либертарной риторики, – интерес и в других странах “третьего мира”. Ее преображения и географические перемещения привели к тому, что раста все время оказывалась на “ничейной территории” и принималась за нечто привнесенное, за внешнее влияние: в развитых странах за влияние вестиндийских иммигрантов, в Африке – за влияние западной культуры, на Ямайке – за влияние “движения эфиопских церквей” и североамериканского панафриканизма. Хотя раста и попала в Африку извне (как, впрочем, и негритюд или панафриканизм) , она оказалась долгожданной, заполнившей определенный духовный вакуум. Поэтому, хотя большинство работ данного обзора не имеет прямого отношения к Африке, поводом к его написанию служит именно африканская перспектива.


Нет комментариев, но ты можешь быть первым

Получить комментарии в RSS

Оставьте комментарий