Великий “Король” Табби (также известный как Осборн Раддок – Osborne Ruddock) начал свои музыкальные эксперименты в конце 60-х годов. Он не был музыкантом в общепринятом понимании этого слова, так как не играл всерьез ни на одном инструменте. Табби был звукорежиссером. Ямайские апокрифы утверждают, что тамошние диджеи постоянно искали новые способы бесконечно ставить одну и ту же мелодию так, чтобы она не надоедала танцующим на протяжении всей вечеринки. Табби пошел дальше – он начал делать свою музыку после записи, на этапе обработки фонограммы.

То, что сейчас издают как “записи Короля Табби” – это сделанные им записи его друзей-музыкантов – например, таких как группа Aggrovators. Группа играла какую-нибудь песню, а Табби записывал ее и потом (а чаще – сразу же) заново микшировал, превращая в совершенно новую композицию. Некоторые характерные приемы Табби со временем стали типичными признаками стиля “даб” вообще – это, в частности, высоко поднятые по уровню ударные и бас и случайные вкрапления мелодий. Табби “играл” на микшерном пульте – управляя уровнем инструментов, внезапно добавляя эхо и другие эффекты или заставляя вдруг всю группу звучать так, как будто она выступает в подводной филармонии с примитивным ревербератором.

На мой взгляд, самый интересный период в творчестве “Короля” Табби начался в 70-х. К этому времени у него уже появился определенный опыт и оборудование, и в то же время звук все еще оставался “звуком 60-х” – ленточные задержки, пружинные ревербераторы, аналоговая компрессия и тому подобные “вкусности”. Замечу, что изобретениями Табби широко пользуются самые разные группы и музыканты. Как я уже намекал в самом начале, именно даб стал для меня тем элементом, который объединил всю мою самую любимую музыку. В самом деле – все, что я слушаю, содержит в себе характерные дабовые элементы пост-обработки и сведения. Например, мои любимые панки – Pere Ubu, The Pop Group, The Ex и Grass – широко применяют редактирование фонограмм и внезапные эффекты (например, эхо), которые мгновенно повергают слушателей в шок. Те же элементы содержатся и в музыке экспериментальных групп новой волны – например, Flying Lizards.

Однако роль Табби в современной музыке не ограничивается только лишь некоторым влиянием на рок-н-ролл. Значительно важнее, на мой взгляд, влияние изобретенной им концепции “музыканта-процессора” на хип-хоп и другую электронную музыку. Многие хип-хоповые вещи не только имеют характерный дабовый звук (с высоко поднятыми по уровню басами и ударными), но и записываются так, чтобы диджеи могли на лету обрабатывать их при воспроизведении. Не случайно говорят, что диджеи “играют” – в сущности, дабовый звукорежиссер со своими лентами и процессорами вполне аналогичен хип-хоповому диджею с его пластинками и пультом.

С некоторых пор мне кажется, что даб содержится во всех записях, которые я покупаю. Многие экспериментальные рок-н-ролльные группы широко используют эффекты (эхо, реверберацию, затухание и т.п.) и пост-обработку своих записей. Многие электронные группы переигрывают (в несколько замедленном и утяжеленном ритме) популярные хиты реггей и даба. И во всем этом чувствуется влияние “Короля” Табби. Всю свою жизнь он собирал оборудование и “вживую” сводил выступления реггей-групп. С конца 70-х, когда панк признал в реггей ту же “музыку свободы” и породнился с ней, Англия (а за ней и весь мир) во многом идет по его стопам. Слушая Короля Табби, я понимаю, почему больше половины моих компактов – ремиксы.

Может показаться, что я преувеличиваю роль Табби. Проверьте сами. Если вам нравится звенящий звук пружинного ревербератора и магический ритм реггей – отправляйтесь в магазин и купите себе немного записей Табби. Ручаюсь, что вам понравится…


Нет комментариев, но ты можешь быть первым

Получить комментарии в RSS

Оставьте комментарий