Для начала хочу сказать что интервью очень старое, записанно более 25 лет назад, но с того момента мало что изменилось во взгляде Ли Перри.
Ли “Скрэтч” (Scratch – англ.”задира”) Перри начал свою деятельность в 60-х годах в качестве аранжировщика и оператора в студии ямайского продюсера Коксона Studio One, и вскоре после этого стал одним из наиболее авангардных реггей-продюсеров мира. Его глубокая вибрация и широкое использование африканских ритмов позволили добиться небывалых результатов в работе с самыми лучшими ямайскими музыкантами середины 70-х – от Wailers до Heptones и Макса Ромео. “Возмутитель” (Upsetter) Перри не только с лихвой обеспечил население Ямайки и всей Земли межпланетной танцевальной музыкой – он также изобрел множество причудливых способов записи и сведения, благодаря которым эта музыка стала совершенно “убитой”. Убитой настолько, что легко может вызвать у слушателя галлюцинации или повергнуть его в состояние психического шока. Созданный Ли Перри даб – это свет в конце тоннеля, всегда в конце и всегда немного дальше, чем вы можете дотянуться. Вплоть до сегодняшнего дня Перри продолжает оставаться непревзойденным мастером реггей.

После ряда измен в конце 70-х годов (включая длительное пребывание в санатории и уничтожение своей легендарной студии Black Ark в Кингстоне), Перри переселился в Амстердам и стал заниматься музыкой дальше. К сожалению, плодотворный на первый взгляд союз Перри и Амстердама не принес ожидаемых плодов ни тому, ни другому, и Перри вскоре вернулся на Ямайку, где приступил к реализации нескольких музыкальных проектов. Корреспондент, который застал его за работой над альбомом Джо Гиббса в конце 1981 года, рассказывал следующее: “В студии Перри находилось множество маленьких детей, которые в ходе записи непрерывно играли с пультом, наушниками и инструментами, причем делали это с немалой опытностью. Периодически Перри куда-то исчезал, и вместо него записью занималась его жена, которая с легкостью выполняла всю необходимую работу. Начиная петь, Перри раскладывал перед собой и вокруг себя следующие предметы: гороскоп Sagittarius’а, небольшую статуэтку льва золотого цвета, набор ручных эспандеров, книгу по буддийской йоге, блокнот с текстами, несколько собственных магнитных лент со странными фразами на коробках, молоток, розовый пластмассовый самолет, терку, книгу о космических пришельцах, а также ряд других, не поддающихся идентификации предметов. При этом в углу комнаты стояла спортивная сумка со множеством других талисманов, которые я не сумел рассмотреть. Перри был в расстегнутом синем костюме, с несколькими медными цепочками и орнаментами, с синей гитарной струной на шее и босиком. В ходе работы он стоял на книгах и периодически смазывал ноги какой-то прозрачной приятно пахнущей жидкостью из небольшой ромовой бутылки. Записывали несколько известных мелодий Боба Марли, под которые Перри импровизировал новые тексты, часто повторяя фразу “Кокосовый Экскалибур”. Несмотря на всю свою эксцентричность, Перри был очень точен в инструкциях музыкантам и требовательно следил за их выполнением. Создавалось впечатление, что он точно знает, к чему стремится. Его пение звучало, как голос ямайского Куртиса Мэйфилда, под кислотой читающего сводки госпиталя Бельвью.”

В 1981 году Перри совершил турне по Америке, выступая вместе с “Террористами” – белой реггей-группой из Нью-Йорка. Некоторые свидетели его выступлений утверждают, что это были худшие шоу во всей истории реггей… Впрочем, какое нам до этого дело? Мы встретились со Скрэтчем на следующий день после концерта в Бостоне, в пригородном доме его агента. В шесть утра этого дня агенту уже звонили из местной полиции – там были обеспокоены жалобами местных жителей, которые сообщали о черном человеке с мачете в руках, совершавшем пробежку по мирному пригороду. Нетрудно догадаться, что этим человеком был Перри. В обществе своей прекрасной белокурой подружки Перри взял у нас интервью.

Ли Перри: – Это аутервью с самим Возмутителем, который говорит и который молится и который делает все вещи на свете. Передо мной книга – Reggae Bloodlines (Линии крови реггей) – и эта кровь означает девственную кровь, и знак – это знак девственницы, и время означает культуру, раздачу времени. Я чувствую, что сейчас время музыкантам брать интервью у авторов книг. Годы и годы авторы книг интервьюировали музыкантов – теперь музыканты начинают интервьюировать авторов. Что вы делаете, мистер Саймон? Рад видеть вас в Бостоне. Добрый вечер, сэр. Как вас зовут?

- Я мистер Дэвис.

Очень приятно. Желаю вам успеха в работе над этой книгой и надеюсь, что на этот раз все будет честно и прямо, без отчаяния и обмана, с любовью, состраданием и высшим знанием, без войн в голове. Я уничтожаю ментальность войны, атомную энергию вашего мозга и даю благословение любви и порядка – если вы обещаете мне повиноваться в восемь девять ноль зет. Такова мощь их компьютерного управления. Спасибо, сэр.

- Ты участник масонского братства, мистер Возмутитель?

Мисанское братство – я сам братство, я будущее, я музыка и музыка – это я, я живу в музыке и музыка живет во мне и в Отце.

- Что ты сказал вчера на радио, когда диджей спросил о твоей работе с Бобом Марли?

Я никогда ни с кем не работал. Как только я замечу, что я с кем-то работаю, я буду знать, что я хочу намертво уснуть, потому что больше не гожусь для жизни. Я не хочу, чтобы пришел день, когда я буду с кем-то работать.

- Ты говорил, что у вас с ним были отношения учителя и ученика, это действительно так?

Если вы думаете, что я не учитель – проверьте меня.

- Нет, я знаю, что ты учитель, я просто думал – может, ты как-то это прокомментируешь.

Что прокомментировать? Его видение ускользания?

- Обучение тобой Боба Марли.

Я здесь не для того, чтобы учить Боба Марли. Я здесь для того, чтобы учить вселенную.

- Откуда у тебя имя “Возмутитель”?

Я и есть Возмутитель. Это и есть ответ. Я – Возмутитель. Каждый называет себя согласно тому, что он о себе думает. Я знаю, что я Возмутитель – и поэтому я Возмутитель.

- Мог бы ты назвать это свое турне “Возвращением Возмутителя” (The Return of the Upsetter)?

Это не возвращение Возмутителя, это турне, это умственная сила для того чтобы уничтожить низший разум. Высший разум здесь для того, чтобы уничтожить низший разум. Высший разум управляет водой, которая нужна для того, чтобы поливать сад и цветы, чтобы росли деревья и пели дети и летали птицы и воздух был чист от загрязнений.

- Ты что-то упоминал о докторе Синтаксе? (Dr. Syntax)

Это моя идея. Моя идея в том, что нужно критиковать всех сборщиков налогов, и моя идея в том, что нужно казнить всех воров, всех лжецов и вампиров, умственно, не в физическом смысле. Я могу сделать это и физически своими упражнениями – схватить и парализовать – потому что я знаю, что это Главный Танец, а я – звук балета. Музыка! Если пьешь ром – нужно плеснуть воды. Многие не любят ром, но я очень люблю ром, потому что ром – это дух, который был до захвата – (поет) “Слава Отцу, и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков”, но вы видите ром? Ром – это сила и том-том, а том-том – это сила сотни барабанов, которые управляют окружающим от самых корней. Ребенок, родившийся без пуповины, умрет, а родившийся с пуповиной будет жить. Ром – это моя пуповина, место где живет дух и мне нравится, когда дух во мне.

- Каким образом получилось так, что ты начал заниматься продюсерской деятельностью в Кингстоне?

Я совершенно не могу вам сказать, как это получилось. Я не тот человек, который хранит память о своих поступках. Я человек чуда – происходят вещи, которые я не планирую, и я никогда ничего не планирую. Как я говорил, я никогда не пытаюсь и никогда не планирую. И если наступит день, когда мне придется попытаться, я попрошу Всемогущего, чтобы он позволил мне умереть. Я ненавижу пытаться.

- Тебе нравится действовать?

Мгновенно. Что бы я ни делал, я хочу чтобы на мгновенное действие была мгновенная реакция. Мгновенный вход – мгновенный выход. Если это не так – поцелуйте меня в зад. Даже если это Бог, Богу придется поцеловать меня в зад, потому что мы не работем на Бога, который не рассчитывается со мной мгновенно. Я верю в мгновенный рассчет.

- Над какими альбомами ты сейчас работаешь?

Альбомы!! Миллионы, миллиарды, триллионы и биллиарды записей. Я – камера, и я – будущее. Я – миры без конца, я не думаю что говорю, понимаешь, парень? Если мне нужны альбомы – я их делаю, потому что я Возмутитель с самого начала.

- Ты начал с самого начала (англ. start from scratch)?

Я все время начинаю с начала. Если не начинать с начала, то у вас будут неприятности, потому что вам будет неоткуда начать.

- Ты можешь как-то обьяснить уникальный звук, характерный для всех твоих записей?

А ты стал бы рассказывать свои секреты? Если ты рассказываешь свои секреты, ты – глупец. Я не рассказываю свои секреты, потому что я хочу жить.

- Почему большинство твоих записей сделаны в моно?

Моно означает единое сердце, единую мысль, единую любовь, единую судьбу, единую цель, единственную альтернативу. Я стою за единство – я знаю, что от разделения личности могут быть только проблемы и опасности, и я это не поддерживаю. Я стою за “все-в-одном” – единую коммуникацию, единую вибрацию, единую судьбу и единое человеческое предназначение. Я не думаю, что ты параллелен. Ты смущен.

- Какие музыканты тебе особенно нравятся?

В настоящий момент? Все хорошие вещи когда-нибудь проходят, и иногда я себя спрашиваю – “Как могут хорошие вещи умирать?” Думая обо всем этом, я хотел бы, чтобы вернулся дух Оттиса Реддинга, вибрация, которая никогда не умрет. Я хотел бы, чтобы вернулся дух Фэтса Домино. Я бы хотел, чтобы вернулся дух Кинга Коула. Я бы хотел, чтобы вернулся дух Кинга Соломона Бурке, я хочу чтобы все они вернулись. Я не стремлюсь к сумасшествию, оно мне не нужно. Я не защищаю бред. Понимай!

- Фэтс все еще жив…

Я знаю, он просто в другой форме, но все эти вибрации должны вернуться именно живьем. Не просто вернуться – а отправиться дальше, чтобы помочь человечеству, потому что без этого духовного руководства Человек умрет.

- Так ты, Скрэтч, уже не хочешь застрелить парикмахера и похоронить бритву?

Я думаю, что парикмахер может жить, потому что полно дредов (англ. dread – “ужасный”, “страшный”, название характерной для растаманов прически из косиц), которые хотят постричься. Им нужна новая вибрация. Пусть парикмахер живет.

- И выкопает бритву?

Конечно, бритва тоже должна жить. Хе-хе! Нет ничего плохого в том, что парикмахер приводит человека в порядок. Я сам скоро собираюсь постричься, чтобы изменить свою вибрацию. Слишком много дредов – не очень хорошо. Я люблю хорошие вещи. Я хочу, чтобы со мной случались только хорошие вещи, без всех этих ужасов, дреда и бреда. Чистые волосы – это очень важно. Человек должен ухаживать за своими волосами, держать их в чистоте и постоянно приводить в порядок.

- А ты сам когда-то носил дреды?

Я чуть-было не попался в ловушку. Если бы я не был осторожен, меня бы поймал дьявол, но я был осторожен и дьявол меня не поймал. Я был единственным, кто ускользнул из западни. Это война!


Комментариев: 4

Василий Стрельников (9 июля 2008)

Гуд!

Виктория (9 июля 2008)

С пивом потянет!

BFox (9 июля 2008)

Виктория, пивко зло.. хотя иногда пью.. но пора бросать)

Betepok (24 июля 2008)

Мне близка обсуждаемая тема! Даже грустно както :(

Получить комментарии в RSS

Оставьте комментарий