Damian Marley
Damian Marley, достойный сын своего отца Боба Марли, Дэмиан Марли умеет писать приятнейшую музыку, которая обладает свойством звучать подобно раскатам грома. Такова оказалась и судьба его нового сингла “Welcome to Jamrock”, взбудоражившего сердца слушателей пейзажами Ямайки, резко контрастировавшими с бирюзовым океаном и шикарными гостиницами из рекламных проспектов турагенств. Приняв эстафету из рук возможно самого выдающегося артиста в истории реггей, Боба Марли, его сын Дэмиан начал свой путь в мир музыки еще в юном возрасте. Оказавшись в составе группы Shepherds и пережив ее раскол, Damian издал в 1996-ом дебютный сольник “Mr. Marley”, а пять лет спустя записал номинированный на Грэмми альбом “Halfway Tree”. На минувшей неделе свет увидел его третий альбом “Welcome to Jamrock”, содержащий одноименный сингл, с которого и начался этот разговор. Все знают твою песню “Welcome to Jamrock”. Она звучала в клубах и на радио все лето напролет. Но многие могли так увлечься битом, что не обратили внимание на текст. Она об условиях жизни бедняков и политической ситуации на Ямайке, так? Да, она о борьбе, которую ведут жители Ямайки. И о том, насколько эта страна отличается от того, какой ее изображают. Давай обсудим пару строчек, которые некоторые могут не понять. Ты говоришь: “To see the sufferation sicken me/Them suit no fit me/To win election they trick we/And them don’t do nuttin at all”. Что это значит? Невыносимо видеть чужие страдания, вот почему их порядки не подходят мне. Другими словами, программа политиков не соответствует моей идеологии. И чтобы победить на выборах они дурачат нас. Чтобы прийти к власти они многое обещают, но ничего не выполняют. Следующая строчка: “Police come inna jeep and them can’t stop it/Some say them a playboy, a playboy rabbit/Funnyman a get dropped like a bad habit”.

Очень часто полицейские на Ямайке для решения своих проблем прибегают к насилию. И в этой ситуации лучше избегать шуточек. А так же подавить свое достоинство. Эта проблема затрагивает всех живущих на Ямайке. А что ты думаешь о политиках в Америке, например о войне в Ираке – ты за нее или против? Я не могу поддерживать никакую войну. Войны ведут за собой новые войны. Ты ударил кого-нибудь, ты объявил ему войну – так он ударит тебя в ответ. А что ты сделаешь, когда он тебе ответит? Ударишь его снова. Война несет новую войну. Я не думаю, что у войны может быть оправдание. И не может быть оправдания людям, воюющим по приказу своих правителей. Если лидеры стран не сошлись во взглядах – а ведь они учились в самых высших учебных заведениях – так скажи мне, неужели они не могут найти разумный путь, чтобы решить свои проблемы, не заставляя нас убивать друг друга? Это просто смешно. Настроение твоего альбома столь же политизированное как и сингла? Скажем так – оно смешанное. Он такой же разный, как наша жизнь. Как долго ты его создавал? Это заняло примерно два года, которые вместили в себя так же концертные туры и все такое. Пару месяцов записывались, уезжали в тур, возвращались – и снова в студию. Когда ты возвращаешься на Ямайку, что ты делаешь в первую очередь? Сворачиваю косячок. Хорошо, а во вторую? Раскуриваю! (смеется) Нее, когда мы приезжаем на Ямайку, мы останавливаемся в музее Боба Марли. Это то место, где мы обычно находимся. Но первое, что мы делаем, прибыв на родину – это встречаемся с теми, кто живет там, с нашими людьми, с нашими братьями. Какие чувства ты испытываешь, возвращаясь туда? Ты ощущаешь, как многое изменилось с тех времен, когда ты жил там? Да ты знаешь, я все еще живу там. Просто в последний раз надолго задержался в Америке. Я вижу, многое изменилось, и все же перемены эти совсем невелики. Что-то меняется – строятся новые дороги, автомобили более доступны, такие вещи. Но в основе своей все осталось по прежнему. Считаешь ли ты, что существует много заблуждений о том, как обстоят дела на Ямайке? Не говорил бы о множестве заблуждений. На Ямайке много райских уголков, где ты можешь наслаждаться жизнью, но все же жизнь большинства граждан страны – каждодневная битва. Есть какие-то позитивные стороны жизни на Ямайке, на которые ты проливаешь свет своим альбомом? Конечно – это люди. У жителей Ямайки огромное сердце. И очень пылкое – тут либо любят, либо ненавидят, не признавая полутонов. Ты описываешь свою музыку как “street music”, которая ближе к рэпу. Чем на твой взгляд реггей похоже на рэп? И рэп, и реггей – все это rebel music (музыка повстанцев). И то и другое – музыка трущоб. Это одна из отдушин для молодежи больших городов, которая пытается найти выход из ситуации, в которой она оказались. Кто тебя впечатляет из числа исполнителей реггей?

Многие и многие. Когда-то меня вдохновляли большей частью dancehall-артисты, такие как Peter Metro, Shabba Ranks.

Когда ты осознал, что сам хочешь стать музыкантом? Да я почти всегда думал об этом. Еще подростком я серьезно помышлял о музыкальной карьере. Что меня по-настоящему заставляло этого хотеть, так это выступления других людей. Я вспоминаю выступления Shabba Ranks и ребят, которые были без ума от него. Тебе приятно, когда тебя сравнивают с Бобом Марли, или же ты предпочел бы, что бы о тебе говорили, как о самостоятельном артисте? Если тебя сравнивают с лучшим из лучших, то почему нет? Я не стану этому противиться. Ведь он был особенный, понимаете о чем я? Ты часто видел своего отца? Да, но он ушел из жизни, когда я еще был совсем мал…


Нет комментариев, но ты можешь быть первым

Получить комментарии в RSS

Оставьте комментарий