Когда Уолтеру Родни в октябре 1968г. запретили проповедовать среди его братьев и сестёр на Ямайке, все Карибы были охвачены волной народного негодования. Одним из региональных центров возникновения и распространения идей стал университетский городок в Моне; эти идеи, связанные с расовой гордостью чёрных и уважительным к ним отношением, занимали важное место в дискуссиях того времени. В Университете возникла группа студентов, занимавшихся распространением идей Чёрной власти и сыгравших важную роль в акциях протеста против британского вторжения на Ангиллу и проявлений расизма в Канаде, особенно после ареста карибских студентов в монреальском университете сэра Джорджа Уильямса1. Мир оценил значимость этого антирасистского и антикапиталистического политического направления, когда молодёжь и безработные Тринидада в 1970г. подняли бунт, недовольные существующим режимом. Спонтанный протест вылился в форму массовых демонстраций чернокожих, парализовавших государство; но рабочим и безработным Тринаго (Тринидада-и-Тобаго – В.) удалось избежать кровопролития, столь харак-терного для подобных ситуаций в слаборазвитых странах, так как солдаты, вместо того, чтобы стрелять по демонстрантам, примкнули к ним.
Лидеры популярного движения Чёрной власти не смогли слить свой спонтанный протест с организованной деятельностью рабочего класса и фермеров, что несколько ограничило возможности применения их философии. Лидеры Общенационального Координационного Комитета Тринаго пытались действовать совместно с профсоюзами, но поскольку в основе их идеологии лежал расовый вопрос, им не хватало понимания вопроса классового, а также специфики положения индейских и африканских рабочих, и Чёрная власть как идеология здесь была лишена будущего. Это особенно ярко проявилось, когда некоторые лидеры движения выразили открытое неприятие научных идей, в то время как государство стало арестовывать и преследовать молодёжь, используя программу примирения – т.н. “Special Works” – для дезорганизации и подавления активности безработной части движения. Опыт Общенационального Координационного Комитета и Национального Союза Борцов за Свободу привёл к пересмотру внеклассового понятия расы, возникла и стала набирать силу новая расстановка политических групп, искавших ответы на жгучие вопросы, стоявшие перед народом. В Тринидаде возникли Моко, Движение Новое Начинание, Союз Революционных Организаций и др.; на Наветренных островах – Группы Форум; в Антигуа – Афро-Карибское Движение Освобождения; в Белизе – Amadala; в Гайане – Ratoon. Рост этих народно-демократических организаций знаменовал собой новый поворотный момент, однако неудача, постигшая некоторые из этих групп в попытке увязать их деятельность и историческую специфику с искажённым и неоднородным развитием пролетарских масс, привела к распространению среди молодёжи движения Растафари.
раста
Социальным бичом островов Карибского моря всегда был высокий уровень безработицы. Обычно он оценивается в 30, 40 и даже 50 . Безработные были питательной средой для развития люмпен-пролетариата, но молодёжь с презрением отвергала гонку за ложными ценностями капитализма. На печальном примере ямайских люмпенов они видели, как политики и государство могут портить жизнь молодёжи, искушая инертных членов общества и вооружая люмпенов, терроризировавших общество. Важно, что Раста росли как грибы в самом центре империализма, где борьба за контроль над природными ресурсами была для населения важнее тяги к приобретению предметов потребления (современной приманки капитализма). Молодёжь, называвшая себя Растафарианами, несла культуру сопротивления на пляжи, скалистые холмы, в трущобы и деревни Восточных Карибов, а на примере Гренады показала миру, что может участвовать в прогрессивном движении и не давать торгашам себя одурачить. С помощью реггей, барабанов и мощного, политически окрашенного калипсо они объявляли себя, на манер Mighty Stalin, Карибскими Людьми


Нет комментариев, но ты можешь быть первым

Поделиться ссылкой:


Для блога:
Для форума:


Получить комментарии в RSS

Оставьте комментарий