С ноября 1980 г. по ноябрь 1987 Растафариане празднуют Субботу Золотого Юбилея своего Движения. Для многих людей Раста – одновременно песнь и загадка, песнь, стремящаяся в небо, и загадка, нисходящая к корням земли. Раста (Nyahman) всегда будет песнью, но быть загадкой он уже перестаёт. Известный гайанский историк Уолтер Родни как-то сказал о Растафари: “…я получил от них знание, истинное знание. Говоря с ямайским Раста, прислушайтесь к его словам, внимательно прислушайтесь, и вы услышите, что он говорит вам о слове. Выслушав его, вернитесь и прочтите Muntu, академический текст, прочтите и про Nomo, африканскую концепцию слова, и вы скажете: ‘Господи, да Раста всё это знают’, они знали это до Янхайнца Яна (немецкий писатель, автор многочисленных работ по культуре Африки – В.)… Прислушайтесь к их барабанам, и к вам снизойдёт послание Космической Энергии”.

Будучи очень чувствительной частью Чёрной Диаспоры, Раста всегда были на переднем крае Движения Чёрного Сознания, начатого Маркусом Мозайя Гарви. Как говорил У. Родни, “современное Движение Чёрной Власти в Соединённых Штатах – это неприятие безнадёжности и бездействия в отношении угнетения Чёрных Белыми. Оно осознаёт отсутствие Чёрной Власти в этом мире. Маркус Гарви был одним из первых пропагандистов Чёрной Власти и до сих пор остаётся величайшим оратором, порождённым Движением Чёрного Сознания. ‘Раса, лишённая власти и авторитета – это Раса, лишённая уважения’,- писал Гарви. Он обращался ко всем африканцам земли, где бы они ни жили – в Африке, в Южной Америке, Вест-Индии или Северной Америке, призывая Чёрных осознать силу, которую они могут обрести, объединившись…”

Хотя Раста веками испытывали на себе белый гнёт, их нельзя назвать жертвами белого расизма, ибо жертвы покорны, а Раста никогда не преклоняли колена пред Вавилоном. Перифразируя чёрного американского писателя Сэма Гринли, можно сказать: Растаману не нужен чужой блюз, у него есть свой, и для него, как для сознательного Чёрного, блюз избавления – это песнь свободы. Настоящая статья, подчёркивающая, что свободный и сознательный Чёрный Разум – мощнейшее оружие, написана в честь Золотого Юбилея Растафари, а также в честь 94-й годовщины со дня рождения Маркуса Гарви.

TENASTILING! САЛАМ АЛЕЙКУМ, т.е. Мир Всем И Каждому. В 1980-87 гг. Братия Растафари отмечает пятидесятую Годовщину своего существования на Ямайке в настоящем виде. Для иностранных наблюдателей Растафари – это, прежде всего, своего рода мистическое движение, пережившее полвека неприкрытой вооружённой агрессии, политического оппортунизма, экономического ущемления, а также социальной и религиозной нетерпимости и дискриминации; движение, ставшее на сегодня сильнее, чем когда-либо. Одна из основных причин его жизнеспособности заключается в том, что корни народа, из которого вышли I&I Растафари, уходят глубоко в достопамятную историю “Опыта Чёрных”. Эти корни возникли в благодатной почве Иудейской истории африканских народов вообще и народа Эфиопии в частности и могут быть прослежены через легендарное наследие “племени” Короманти (Koramantee), распространившееся в эпоху рабства на Ямайке и продолжившее там своё существование в эпической истории Марунов (особенно в восточной части Блю Маунтинс). Это был народ, которому были неотъемлемо присущи независимость и гордость нрава, гибкость сознания и творческие потенции тех, кто назывались, да и сейчас называются, Марунами; благородство, бесстрашие, сила ума и тела, как говорят, отличали подлинных Короманти, не говоря уже об исторической участи и духовной идентичности, предсказанной пророками иудеям африканского происхождения. Из этого народа вышли Нанни – Королева Гор, Тэки, Сэм Шарп, Пол Богль, Александр Бедвард и Маркус Мозайя Гарви, великий защитник, философ и организатор Чёрной (Африканской) Власти. Из этого народа и возникли Растафари, возникли, чтобы принять, продолжить и в конце концов завершить глобальный труд, начатый Гарви. И вот, в 1930г. Древняя Нация получила новое рождение с возникновением на улицах Кингстона I&I – Братии карибских Мау-Мау, совпавшим с празднованием церемонии Коронации в Аддис Абебе, Эфиопия, принца Рас Тафари под именем Его Императорского Величества Императора Хаиле Селассие Первого, Царя Царей, Владыки Владык, Победительного Льва Иудейского. Несмотря на наличие реальных или мнимых вариаций, вся братия разделяет ряд основных положений:

(a) Убеждение сердца и ума в том, что Преосвященный Негус Селассие I – Христос, воплощённый в Его царственном облике, и что Промыслом Божиим Всемогущий Дух Яхве-Элохим, Дух Вечный, в наши дни воплощён в Его Императорском Величестве, величайшем Сыне Давидовом, Janhoi, Льве из колена Иудина.
(b) Что африканские народы, живущие в Западном полушарии, являются инкарнациями и потомками первых иудеев-израэлитов, смешавшихся с иевусеями, цемареями, амореями, эламитами, кушитами и египтянами-нубийцами, а после Распятия и Воскресения к Жизни Вечной Назорея-Избавителя из Галилеи, произошедшего почти 2 тысячи лет назад, расселившихся по всему африканскому побережью.
(c) Что Континент Эфиопия (т.е. Африка), и в частности современное государство Эфиопия (бывшая Абиссиния), является частью божественного наследия потомков всех африканцев в мире, которые должны иметь возможность, буде пожелают, вернуться на Родину, любимую их отцами.
(d) Что Ямайка и так называемая Вест-Индия – часть белой развращённой Западной цивилизации, которая в качестве преемника европейской Священной Римской Империи является воплощением зловещей “Тайны, Вавилона великого” древности и развивает его упадническую и дьявольскую доктрину на погибель введённому в заблуждение человечеству; эта полная греха и беззакония система (Shitstem) будет повержена предопределённым апокалиптическим судом – извержениями вулканов, землетрясениями, молниями, серой, потоками лавы, громами, мором, ураганами, засухами, голодом, цунами, градом и огнём… короче, тем, что можно назвать управляемой сверхъестественными силами экологической катастрофой.

С самого своего возникновения в 1930г. Растафари было движением подлинно антиимпериалистическим, антиколониальным, антирасистским, направленным против угнетения и эксплуатации. Типичным примером может служить Орден Наябинги, основным принципом которого всегда была “Смерть чёрным, коричневым, жёлтым, красным и белым угнетателям”. Этот девиз не делает расовых различий и относится ко всем империалистам и колониалистам, образующим класс эксплуататоров. На Ямайке и на Карибах I&I, приняв эстафету от Гарви и его UNIA, стали первой большой Корневой Группой в этом столетии, отстаивающей чёрные сознание, гордость и власть, ликвидацию всех социальных барьеров, освобождение Африки и её единство как континента; группы, солидарной со всеми угнетёнными народами мира. Следует заметить, что частью программы UNIA было создание всемирного расового братства, развитие духа расовой гордости и любви, перевоспитание падших среди чёрной расы. Братия возникла раньше профсоюзного движения 1938г. и раньше возникновения основных политических партий сегодняшней Ямайки, Народной Национальной и Ямайской Лейбористской (PNP и JLP), на 8 и 14 лет соответственно, а потому движение является старейшим общенациональным и региональным прогрессивным движением в этом веке на Ямайке и на Карибах вообще. Так как движение Раста одно стойко выступало в 30-е, 40-е и 50-е годы за политический гуманизм, права человека и социальную справедливость, это были для него годы непрерывного жесткого преследования.

Одним из первых подвергся преследованию Л.П. Хауэлл, один из отцов-основателей первого поколения Растафариан-гарвеитов. В 1934 г. Хауэлла судили и признали виновным в антиправительственной деятельности за то, что он провозглашал Хаиле Селассие Воплощением El Shaddai, Могучего Израиля. Через несколько лет Хауэлл возглавил большую Растафарианскую общину в Пиннакле, близ Слиговилля, расположенную на холмах, возвышавшихся над Спэниш Тауном. С 1941 по 1954 г. Пиннакль подвергался ряду полицейских рейдов, в ходе которых Раста насильно стригли, избивали и изгоняли из их домов. Вообще говоря, антагонистическое отношение к Раста ямайского “Общества” нисколько не менялось в 50-е и начале 60-х годов. Среди актов вопиющей жестокости, имевших место за первые 36 лет существования Растафари, было убийство ряда Раста силами безопасности во время инцидента в Корал Гарденс (Сент-Джеймс) в Пасхальную неделю 1963г. Этой резней окончился период открытого и широкомасштабного преследования Братии.

В апреле 1966г. Селассие I в качестве Главы Государства и Правительства Эфиопии совершил исторический 3-хдневный визит на Ямайку, чем несколько ослабил социальные оковы, мешавшие прогрессу Растафари. С тех пор всё больше молодёжи обоих полов поддерживает крепкие ряды движения. Сегодня среди Раста есть врачи, фармацевты, лётчики, учителя, нянечки, электрики, водители автобусов, архитекторы, агрономы, биологи, инженеры, фотографы, фермеры, журналисты, механики, машинисты, плотники, каменщики, сапожники, портные, бухгалтеры, чиновники и т.д.; на радио часть времени отдана Раста. Среди Раста есть также студенты учебных заведений – от начальных школ до университетов и коммерческих колледжей, футболисты и другие спортсмены, не говоря уже о китайских, индийских и европейских приверженцах Растафарианской веры. С другой стороны, для подражателей и притворщиков “обращение в Раста” стало чем-то вроде причуды, писком моды. Принятие Растафарианской манеры одеваться (которая вовсе не требует быть грязным или неряшливым), манеры говорить и употреблять Международную Траву (коноплю) всеми слоями “Общества” привело к проникновению в ряды Львов (Раста) волков (преступников), козлов (ханжей), лис (обманщиков) и ослов (последователей в угоду моде). Однако это также послужило к защите и маскировке истинно корневых учеников Селассие I среди всех прочих, дав Братии вести относительно спокойную жизнь среди листвы, ветвей и сучьев.

Культурный вклад Братии в ремёсла, изобразительное искусство и литературу известен более чем хорошо. Однако самый значительный вклад Раста, без сомнения, внесли в музыку. Мессианское послание музыки, называемой Reggae (“To the King”) сделала для объединения африканских народов на Карибах больше, чем любые политические “измы”. Это единство представлено “диско-менто-рокерами”, представляющими собой смесь корневого рок-стеди, менто, кайсо и калипсо, с лёгким налётом стиля сока. Реггей, ритмические корни которого уходят в Растафарианский барабанный бой Наябинги, удалось привлечь к себе внимание музыкальной аудитории всего мира. Это видно на примере тура Боба Марли 1980 г. по Африке и Европе, международного успеха Питера Тоша, Burning Spear, Дэнниса Брауна и многих других, недавних гастролей в Азании и Соуэто Джимми Клиффа; правоту этих слов наглядно подтверждает фестиваль Reggae Sunsplash 1980 г. в Кингстоне. Большинство белых гостей фестиваля, если не все они, приехали туда ради трёх вещей: послушать Roots-Rock-Reggae, покурить хорошей ямайской травы (которая, как они говорят, лучше всех в мире для медитации) и познакомиться с истинным лицом I&I братии Растафари. Эти люди приехали даже из таких дальних стран, как Швейцария, Голландия и Австралия.

В отношении региональных вопросов следует вспомнить, что Растафари преуспели в создании подлинного братства там, где потерпели неудачу Карибская Федерация, CARIFTA и CARICOM (т.е. попытки буржуазных политиков создать на Карибах действенный межгосударственный альянс – В.). Сегодня во всём регионе, на островах, говорящих на французском, испанском, английском и голландском языках, духовным, социальным и культурным общим знаменателем, особенно среди молодёжи, является Растафари. Несмотря на неистовые попытки бюрократии и параноидальные потуги истэблишмента противостоять Братии и искоренить её, движение Растафари пустило глубокие корни. К полному недоумению многих аналитиков, идеи движения укоренились до такой степени, что нигде в регионе Растафарианские общины не могут подвергнуться изоляции или преследованию без появления протестов по этому поводу в заголовках первых страниц газет всего мира, тогда как раньше об этом писали петитом и на последних страницах.

Несмотря на позитивный вклад Растафари в жизнь мирового сообщества, и политические интересы международного империализма, и экономические интересы транснациональных корпораций, и узколобые местные режимы на Карибах стараются навязать искажённый, стереотипный образ Растамана, напрасно пытаясь закрепить за ним роль парии этого мира. На Ямайке все извечные ненавистники Раста продолжают осмеивать и злословить Братию. Эти ненавистники Раста могли бы обратить внимание на уважение, восхищение и любовь, которые люди всех рас и народов питают к подлинным Раста. Им следовало бы знать, что их родственники и знакомые в Национальной Компании Танца и Театра (Ямайка) строят многие свои лучшие работы в области культуры на эпической истории I&I. Им следовало бы знать, что многие рядовые кубинцы, их ближайшие соседи, сознают и признают тот факт, что Растафари является крупнейшим на Ямайке воинственным народным движением, с 1930 г. стоящим в авангарде современных ямайских борцов за свободу. Эти кубинцы (совсем не похожие на тех, которые удрали в Майами) удивляются, что Братия ещё много лет назад не организовалась и не захватила политическую власть на Ямайке. Наконец, ненавистники Раста должны помнить, что на Гренаде Братия Растафари была на переднем крае вооружённого восстания против диктатора Эрика Гэйри и до сих пор образует костяк Народной Революционной Армии. Поэтому их мелкие и жалкие нападки на Раста последними не заслужены, ничем не вызваны и вдобавок бесполезны.

Несмотря на бесплодные попытки причислить основателей движения к местным политикам узкопартийного (сектантского) типа, Братия продолжает твёрдо верить в изначальную идею о том, что Janhoi Селассие I – Мессия, Jah Rastafari, и заявляет, что не верит в Его смерть, о которой сообщали контролируемые сионистами международные средства массовой информации. Кстати о последних, Братия знала о том, что газеты Daily Gleaner и The Star пользуются методами психологической войны, за десятки лет до того, как политолог д-р Fred Landis приехал на Ямайку и доказал это тем, кого ещё требовалось убеждать. Около 9 месяцев тенденциозного и необъективного освещения ими Эфиопской Революции 1974 г. послужили основой для другого исследования, адекватно описавшего роль публикаций Gleaner в реакционной журналистике. The Jamaica Daily News также отличилась в этой истории. Наконец, получившая теперь широкую огласку кампания иностранной прессы в середине 70-х с целью дискредитировать образ Ямайки за границей является ещё одним примером, подтверждающим точку зрения Братии: транснациональные Западные средства массовой информации, управляемые империалистами, спланировали и реализовали кампанию лжи и обмана, чтобы очернить незапятнанную репутацию Селассие I. Кульминацией этой кампании стало ложное сообщение о смерти Императора, хотя не было ни тела, ни похорон, ни могилы, ни останков.

Братия также твёрдо верит в идею Чёрного Освобождения через Репатриацию в Африку. Глупые и недалёкие люди говорят, что это абсурд и пустая иллюзия, которая нисколько не приблизилась к осуществлению за 50 лет, но позвольте спросить, о чём свидетельствуют факты? В 1961 г. кабинет ныне покойного Нормана В. Манли, бывшего тогда премьером Ямайки, спонсировал посольство из 9 человек в пять африканских государств – Эфиопию, Нигерию, Гану, Либерию и Сьерра Леоне – для изучения возможностей переселения в Африку. Посольство возглавлял врач д-р Л.С. Лесли, а также писатель и журналист Виктор Рейд. В Посольстве приняли участие Филмор Альверанга, Дуглас Мэк и Мортимо Планно от Движения Растафари, Уэстмор Блэквуд от UNIA, д-р М.Б. Дуглас от Афро-Карибской Лиги, Сесил Дж. Гордон от EWF, З. Мунро Скарлетт от Афро-Вестиндской Лиги Благосостояния. Официальный отчёт Посольства Парламенту гласил: “…Посольство обнаружило, что все страны готовы принять ‘африканцев из-за границы, возвращающихся в землю своих предков’, как выразились их представители. Поскольку Посольство не было уполномочено на ведение переговоров с этими африканскими странами, их Правительства объявили о своей готовности вступить в переговоры с вашим Правительством в отношении деталей будущего переселения… все африканские представители заявили, что в любом случае мигранты должны ехать с намерением стать постоянными, а не временными жителями страны. Вопрос о гражданстве не вызовет затруднений, говорили они, если заранее договориться об этом… особенно важен, считает Посольство, энтузиазм, с которым африканские государства встретили эту первую за сотню лет серьёзную попытку активизировать идею возвращения в Африку, бытующую во многих странах. Посольство встретило в Африке бывших вест-индских, бразильских, мексиканских и американских Чёрных националистов, чьи предки были увезены в эти страны в качестве рабов. И они, и африканские государственные деятели с похвалой отзывались о смелости и проницательности, с которыми Ямайское Правительство взялось за эту идею”.

Будучи в Эфиопии, первой стране по пути Посольства, его участники посетили поселение Sheshemani и встретились с Джеймсом и Элен Пайпер, уроженцами Монсеррат, возглавившими переселенцев 1961 г. Шешемани было частью обширного Земельного Дара Императора за 20 лет до Посольства цветным народам Запада, желающим жить в Эфиопии. Земельный Дар распределялся через EWF, учреждённую в 1937г. Находясь в Аддис-Абебе, Посольство встречалось с Почтенным Эфиопским Монархом, Е.И.В. Хаиле Селассие I. Император на амхарском поведал Посольству, что “Он знает, что чёрные народы на Западе, и особенно на Ямайке – кровные братья эфиопов, и что Он знает, что на Ямайке были рабы из Эфиопии. Он сказал, что мы должны послать ХОРОШИХ ЛЮДЕЙ. Император сказал, что Эфиопия достаточно велика, чтобы вместить всех потомков африканцев, живущих вне Африки…” В Нигерии, где Посольство сделало вторую остановку, оно, прежде всего, поговорило с Обой (Царём) Лагоса, который заявил, что “Мы приветствуем вест-индцев, переезжающих в Нигерию, не как иммигрантов, а как народ, возвращающийся ‘на землю своих Отцов’…” Кульминацией недели, проведённой в Лагосе, стала встреча с генерал-губернатором д-ром Азикиве, который тепло отозвался о “долге западно-африканских народов перед вест-индскими учителями, священниками и другими переселенцами”. Генерал-губернатор Нигерии заметил, что его собственные усилия, направленные на обретение его страной независимости, стали в значительной степени результатом философии Маркуса Гарви. И д-р Эзин, бывший тогда министром внешних сношений, упоминал и сравнивал “Движение Back-to-Africa с возвращением евреев в Израиль и заявил, что Нигерия может ‘принять все три миллиона человек из Вест-Индии без каких-либо затруднений’”. “Западные народы африканского происхождения ‘должны возвращаться домой’”, говорил сенатор… В Ибадане Первый Секретарь и глава Гражданского Департамента Западной Нигерии вождь Адепо уверял, что “будет сделано всё возможное для поддержки Движения Back-to-Africa, так как народы Вест-Индии имеют африканское происхождение”. А в Энугу премьер Восточной Нигерии д-р Майкл Окапара сказал, что его “правительство радо приветствовать африканских братьев из Вест-Индии, особенно с Ямайки, считающих Африку своим домом, ибо Африка – родина всех чёрных народов”. Далее д-р Окапара сказал, что должен принести извинения за своих предков, продававших своих братьев в рабство в Америку, Вест-Индию и другие части света, но что он рад видеть, что “всё забыто”…

В третьей стране, Гане, всё было примерно так же. 92-летний вождь Nii Amoo Nakwah II, Obtobulum Mensta, старейший из вождей Ганы, поведал ямайскому Посольству о том, что происходило, когда рабов увозили с Золотого Берега столетия назад. “…Португальцы и голландцы заключили договоры с вождями, по которым этих рабов они должны были вернуть через сколько-то лет, но так и не вернули. Глядя на нас, он знал, что среди нас есть потомки тех людей (и) сказал, что чёрным народам пришло время вернуться обратно”. В Аккре Посольство встречалось с Президентом Ганы д-ром Кваме Нкрума, который сказал: “…Где мне найти слова? Наша встреча – историческая. Она имеет историческое значение не только потому, что мы – братья по крови, но и из-за того, что так много попыток в этом направлении потерпели неудачу. Маркус Гарви пытался, но ему не дали”. Президент также сказал, что он “рад, что на Карибах действуют такие силы”, которые ответственны за это Посольство. Он выразил свою солидарность с Движением Back-to-Africa и уважительно отозвался о Маркусе Гарви, бывшем его “источником вдохновения”. Он сказал, что к стремлению обратно в Африку нужно подходить реалистично. Два народа – Вест-Индии и Африки – все эти годы развивались отдельно друг от друга, разделённые океаном. Им следует снова учиться понимать друг друга.

Следующей страной была Либерия, где двери для иммигрантов были открыты с 1955 г. Президент Уильям Табмэн заявил Посольству, что “…в Либерии с самого основания республики существовали иммиграционные законы, позволявшие людям африканского происхождения из Вест-Индии и других регионов селиться здесь”. Президент сказал, что Либерия примет всех африканцев, Растафариане они или нет.

Примечательно, что Либерия была основана ранней волной движения Back-to-Africa в 1820 г., когда 88 переселенцев покинули Нью-Йорк на корабле “Елизавета”. Что до последней посещённой Посольством страны, Сьерра-Леоне, она отчасти обязана своим основанием людям с Ямайки. В XVIII веке маруны, восставшие против позорной системы рабства, прекратили борьбу только после того, как были преданы губернатором, после чего их сослали в канадскую провинцию Новая Шотландия. Сильно поредевшие в суровом канадском климате, воинственные маруны были затем высланы в Сьерра-Леоне. Итак, не случайно Фритаун был выбран в качестве последнего пункта программы Посольства, организованного правительством Ямайки, где должна была произойти последняя его встреча с африканским лидером, премьер-министром сэром Милтоном Маргаи.

“Были изложены причины, побудившие Посольство посетить Сьерра-Леоне; в ответ сэр Милтон сказал, что он согласен с принципом репатриации вест-индцев, чьи предки были насильственно вывезены из Африки. Разумеется, мы будем рады их видеть и окажем им самый тёплый приём, говорил он… Все Африканские Правительства согласны сотрудничать с людьми, возвращающимися в Африку. В каждом государстве, где мы были, Растафариане объясняли Правительству свой взгляд на Его Императорское Величество как на Мессию. В Эфиопии и некоторых других государствах эта концепция не оспаривалась; лишь в Либерии она вызвала некоторое противодействие”.

Во время пребывания Посольства в Англии братия обратилась к Королеве Ямайки Елизавете Второй за финансовой помощью в поддержку репатриации. Та отвечала через бывшего министра по делам колоний Яна МакЛеода, что сделает всё, что в её силах, для переселения братии в Африку, но подождёт отчёта о Посольстве от Ямайского Конституционного Подкомитета (Правительства) британского Парламента. Кроме того, участники Посольства 1961 г. Альверанга и Мэк, находясь в США с независимой миссией в 1964 г. вместе с Сэмюэлем Клейтоном, встречались на 33-м этаже здания ООН с представителями этой организации, среди которых не было тогдашнего её главы Ю Танта. Чиновники объяснили, что ООН не может заняться этим делом без обращения по этому поводу ямайского Правительства.

Сегодня, спустя почти 20 лет после получения благоприятного отчёта о возможностях переселения, ни правительства JLP, ни правительства PNP не сделали ничего, чтобы поставить этот вопрос перед ООН, чтобы убедить Британию вспомнить свои конституционные и моральные обязательства перед народами африканского происхождения в её бывших карибских колониях, чтобы продолжить переговоры по этому вопросу с африканскими государствами. Скептикам следует вспомнить, что именно широкомасштабная морская работорговля и послужила, прежде всего, причиной того, что мы оказались на Западе. Вспомните, что в этом столетии Ямайка стала свидетельницей массового переселения отцов и дедов нынешней Братии в Панаму, Коста-Рику, Кубу, США, Канаду, Англию и т.д. по различным трудовым контрактам. Вспомните, что тысячи вьетнамцев и кампучийцев были развезены по всему миру под статусом “политических беженцев”. Вспомните, как однажды целая флотилия лодок перевезла тысячи кубинцев с их родины в Майами и другие места. Вспомните, что наши праотцы и праматери не хотели приезжать сюда и оставаться здесь, а сегодня мы всё ещё здесь против воли I&I Братии Растафари.

Мы твёрдо убеждены, что Идея Растафари, выраженная, кроме того, в терминах учения, которое называют “Чёрная Власть”, позитивна для всех народов африканского происхождения, каковы бы ни были их политические убеждения, где бы они ни жили – на Ямайке, на Карибах, в Южной, Центральной или Северной Америке или же где-то ещё. Что вообще подразумевают под “Чёрной Властью”? Как сказал панафриканист Кваме Нкрума, “…под Чёрной Властью мы подразумеваем власть четырёх пятых населения Земли, ввергнутых колониализмом и неоколониализмом в состояние глубокой отсталости. Другими словами, Чёрная Власть – это совокупность экономической, культурной и политической силы, которую должен иметь чёрный человек, чтобы выжить в высокоразвитом техническом обществе и в мире, где свирепствуют империализм, колониализм, неоколониализм и фашизм”.

Этот термин относится, прежде всего, к африканской расе, но вообще слово “чёрная” указывает на все “цветные” народы мира. А кто такой панафриканист? Это человек, стремящийся к освобождению Африки от всех форм расизма, колониализма и империализма; к полному политическому, экономическому, военному и духовному объединению континента; к свободе от эксплуатации всех угнетённых народов мира (включая белый рабочий класс). Однако для реализации этих идей в качестве начального условия необходимо единство чёрных, которое, увы, разрушается (особенно в США, Канаде и Англии), несмотря на все усилия всех чёрных и белых агитаторов и пропагандистов. В больших городах США искры от костра расовых волнений 60-х всё ещё тлеют, ведь безработица среди чёрных с 1969 г. удвоилась. В конце мая 1980 г. в свободном городе Майами три дня бушевал гнев чёрных, напомнив времена 60-х. “Белая Америка” не видела ничего подобного после “горячих точек” 60-х, таких как Уаттс, Ньюарк и Детройт; неспокойно стало и в Орландо, и в Чаттануге. Подобная ситуация сложилась и в Британии – в Брикстоне, Бирмингеме, Манчестере; хотя пижонов (Teddy Boys), стиляг и рокеров сменили скинхеды и панки, на деле ничего не изменилось, так как неонацистский Национальный Фронт до сих пор проповедует фашизм и расизм. Тем больше почёта братьям, вроде Cimarons, Steel Pulse и Linton Kwesi Johnson. А в Америке белая беднота на Юге всё ещё слабая и ломкая, как чёрствый бисквит, а параноики из Ку-Клукс-Клана всё ещё прячутся под свои грязные тряпки, которыми они закрывают лица. Растафари во всём мире является синонимом чёрного сопротивления всем формам укрепившейся в государствах расистской “Белой Власти”. Молодёжь Гарлема никогда не забудет выступление там Боба Марли, а чёрные Европы будут помнить такие события, как гастроли замечательного Питера Тоша или вдумчивых Congoes. Чёрные повстанцы в Азании и Соуэто будут помнить приезд к ним в 1980 г. Джимми Клиффа (Na’im Bashir).

Итак, поскольку время для освобождения чёрных определённо созрело, никого не должны удивлять чёрные восстания за выживание. В Северной Америке созданы организации 12 Колен Израиля, базирующиеся на основе, заложенной независимой “истинной Иудейской Нацией Израиля”, существовавшей в обширной южной части Чикаго. На Западе среди приверженцев ислама также возникли 12 Колен Исмаила. И Израиль, и Исмаил – потомки Авраама (Отца Многих Народов); обе группы почитают левита Моисея и назорея Христа великими пророками, читают почти одно и то же Писание и имеют много чёрных приверженцев на Западе. Этот базис чёрного единства создавался ещё Маркусом Гарви, “Чёрным Моисеем”, чья организация UNIA насчитывала свыше 2 млн. членов по всему миру и заложила основу, на которой Дрю Али, Пророк У.Д. Вард и Илайджа Мохаммед создали в начале 30-х чёрную исламскую нацию. Профессор Н. Ходжес, молодой афро-американский историк, заявляет в своей книге “Чёрная История”: “сегодня Чёрная Власть или Чёрное Движение в США – это просто возрождённый гарвеизм. В 70-е годы чёрные в США осознали, что Гарви со своим призывом к духовному, а по возможности и физическому возвращению в Африку, брошенным угнетённым и деморализованным американским чёрным, должен считаться подлинным отцом Чёрной Власти в современном мире. Сын чёрного народа Ямайки, Гарви никогда не забывал о своём происхождении и стал первым Чёрным Лидером в Америке, способным поднять народ на Движение протеста, настолько сильное, что его неудача, по-видимому, обуславливается происками многих внутренних и внешних сил…” История подтверждает эту точку зрения. Президент Либерии Чарлз Данбар Кинг с воодушевлением приветствовал планы Гарви по переселению в его страну. Оно началось в 1924 г., но британское и французское правительства испугались Движения Гарви и соответствующим образом нажали на Либерию. В результате её правительство отправило правительству США дипломатическую ноту, в которой заявило, что “чрезвычайно озабочено идеологической и практической деятельностью UNIA, возглавляемой Маркусом Гарви”. Земли, обещанные Гарви, были отданы в аренду транснациональной каучуковой компании Firestone. Британское правительство похвалило президента Либерии за “смелость и государственное мышление”, а правительство Франции сделало его кавалером ордена Почётного Легиона. И снова Каины, Иезавели, Иуды, Дяди Томы, Баг О’Уайры и целая плеяда “ручных негров (House-Niggers)” стали камнем преткновения на пути прогресса.

Мы, как интернационалисты, считаем, что некоторые речи и высказывания Гарви образуют политический контекст, в котором могут быть найдены решения проблем чёрной расы. Может возникнуть вопрос: что же такое говорил Гарви? По его собственным словам, “…никто не знает, когда придёт час освобождения Африки. Он витает в воздухе. Он грядёт. И однажды, подобный урагану, он наступит. И когда он наступит, дружно поднимется вся Африка… политическая перестройка мира означает одно – что каждая раса должна найти свой дом; так,… чёрные встают под знамя ‘Африка для Африканцев’, дома они или вне Африки… самое мудрое, что мы, целеустремлённые чёрные, можем сделать – объединиться по всему миру и создать из нашей расы в Африке единую могущественную нацию… есть надежда, что когда американским и вест-индским чёрным придёт время возвращаться в Африку, они осознают свою ответственность и свою задачу… нам нужно только то, что принадлежит Чёрной Расе. Африка принадлежит нам. Чтобы завоевать Африку, мы бросим Америку, мы оставим всякую борьбу в иных местах, но Африка должна быть нашей… знающие и трудолюбивые из нашей расы хотят вернуться в Африку, ибо они понимают, что в этом наша единственная прочная надежда на выживание. Мы не можем вернуться все за день или год, даже за 10 или 20 лет. При современной экономике требуется определённое время, чтобы полностью или почти полностью репатриировать население страны, жившее в ней веками… мы не хотим, чтобы все чёрные Запада ехали в Африку. От некоторых мало толку и здесь, чего же ожидать от них там? …необходимо сплочение, будете держаться врозь – и вас будут эксплуатировать, вас будут грабить, будут убивать. Объединяйтесь – и вы заставите весь мир уважать себя… в жизни или в смерти, я вернусь к вам и буду делать то, что всегда делал. В жизни я останусь прежним, в смерти я стану ужасом для врагов (Чёрной) свободы. Если смерть не значит покой, то верьте – я и в смерти буду тем же Маркусом Гарви. Я могу придти как землетрясение, как циклон, как чума и язва; я приду так, как суждено (Богом). Будьте уверены, что я не оставлю вас и не дам вашим врагам торжествовать над вами…” Эти слова, часть многочисленных высказываний Гарви, говорят сами за себя.

Эхо чувств, вызываемых речами Гарви, дошло до многих его последователей. Например, Нкрума говорил: “…настоящая чёрная свобода наступит только тогда, когда Африка будет политически единой… тем, кто хочет вернуться домой и бороться за полное освобождение Африки, за единство и независимость – добро пожаловать. Вы нужны нам…” После своего эпохального хаджа в Мекку ещё один ученик Гарви, Иман Малкольм Икс (ходжа Малик эль Шаббаз), сказал: “…присмотревшись повнимательнее, можно легко увидеть широчайший заговор с целью не дать африканцам… и афро-американцам объединиться… единство африканцев на Западе и африканцев на Родине должно изменить ход истории… (так называемых) американских евреев связывают с мировым еврейством политические, экономические и культурные интересы; настало время и для всех афро-американцев стать неотъемлемой частью мирового панафриканизма…”

Многие скажут, что Гарви умер, однако ясно, что I&I Братия Растафари – сыновья и дочери Маркуса Гарви – в 80-е годы продолжает претворять его философию в живую реальность. Гарви был бесспорным лидером чёрной расы, бедноты, пролетариата и угнетённых. Поэтому на родине его жестоко преследовали люди, подобные Норману Манли и Александру Бустаманте, не говоря уже о Gleaner. Братия хранила идеи Гарви последние 50 лет, стараясь сдерживать предсказанное им кровопролитие и помогать преемникам Папы Манли и Буста решать те проблемы, которые им вздумается решить, придя к власти на Ямайке. Претендентам на политическую власть следовало бы остерегаться советчиков, считающих Растафари угрозой стране, ибо их старания уничтожить братию лишь раздует тлеющее пламя пожара.

Братия не собирается устраивать переворот или копить оружие, ведь мы знаем, что уже близка международная политическая, экономическая и социальная революция, и поддерживаем её. Мы также понимаем, что идёт борьба не против плоти и крови, а против идей, сил и духовной испорченности общества сверху донизу. Самая суровая борьба, которая происходит сейчас – это духовная трансформация внутренней сущности каждого человека. Трансформация сердца, ума и мышления каждого индивидуума. Решающая битва за будущее – это телепатическая борьба за умы человечества; чтобы освободить душу, нужно активизировать дремлющий Ум-Христа, что позволит избежать “ментальной” резни. Братия призывает человечество оставить пути зла и обратиться к Творцу до прихода Милосердного и наступления Суда, ибо Альфа, Податель Жизни, послал Растафари в Вавилон, чтобы предостеречь народы и поведать им о Любви Божией. Любовь – объединяющая сила, связывающая всё истинное и позитивное и творящая всё это естественным путём, которому человек может следовать. Без любви мир бы не был таким, каков он сейчас, а без войны (выражения укоренившихся у некоторых “людей” мыслей и идей ненависти, враждебности, зависти и жадности) мир продвинулся бы в сотню раз далее.

Так снова привет вам от Братии Растафари, обретающейся всё на тех же сахарных, банановых и кофейных рабовладельческих плантациях, на острове на Ямайке. К началу 80-х конфликт обострился с обеих сторон, и снова возникли поползновения заставить замолчать духовный голос Братии I&I. Тем не менее, Растафари, потомки былых рабов, продолжают петь ту же песнь освобождения под пульс барабанов Наябинги. Как подчёркивал Маркус, “…принцип нельзя распять; …его нельзя посадить в тюрьму, похоронить его. Он воскреснет, подобно духу Великого Освободителя, и воссияет на века, и люди во всех частях земли подхватили бы тот клич, за который наш принцип распяли бы…” Обширен мартиролог братьев и сестёр, которых преследовали и убивали за приверженность принципу свободы во всех его формах. Он включает Kunta-Kinte, Toussaint L’Ouverture, Nat Turner, Sojourner Truth, Paul Robson, Martin Luther King, Jnr., the Soledad Brothers, спортсменов Tommy Smith and John Carlos, уроженца Тринидада Stokely Carmichael, его жену Miriam Makeba, Franz Fanon, H. Rap Brown, George Padmore, Eduardo Mondlane, Amilcar Cabral, Steve Biko, Nelson и Winnie Mandela, и конечно же, Боба Марли. Кроме того, агенты вавилонской “дерьмократии”(shitstem) убили Патриса Лумумбу, боровшегося за права его народа, убили Малкольма Икс за то, что он говорил правду, и ничего, кроме правды. Убили и Уолтера Родни за просветительскую работу среди Братии на Карибах. Но мы не наденем траур, но будем сплачиваться, ибо никогда они не преуспеют в искоренении Растафари – всякий раз, когда погибает один из Братии, рождается тысяча. В 80-е мы будем продолжать работать над панафриканской идеей Селассие I и Гарви, создавать всеафриканский университет, всеафриканскую авиакомпанию, всеафриканский совет по развитию, всеафриканскую пароходную компанию (Black-Star), всеафриканское телевидение и всеафриканское агентство новостей. Эти учреждения призваны приблизить тот день, когда граждане свободного Континента споют гимн, написанный Xhosa Nationalist – “Ishe Komborera Africa” – Благослови Бог Африку. В процессе развития восемь крупнейших на сегодня групп ямайских Раста добровольно сольются и составят мощную силу. Из-за внешнего и идеологического разнообразия Братии посторонние движению люди считают, что Раста разобщены; пусть они помнят, что единство возможно и без единообразия. До сих пор одной из вероятных причин выживания Растафари на Ямайке было отсутствие у Братии какой-либо формальной иерархической структуры, люди приходили к движению и выражали его идею через различные группы, “секты” и “дом?”.

Африканцы на Ямайке и повсюду, дома и за границей, нуждаются в новом Пророке, подобном Гарви; они не знают, можно ли, и если да, то где, найти сегодня другого такого человека, который мог бы восстать и бороться за их права. Хорошие новости: радуйся, Чёрный мир Континента и Диаспоры, ибо новый Библейский Пророк восстал из среды Братии Растафари… человек, похожий на “Чёрного Моисея”-Гарви и на древнего Моисея, пересекшего Красное море посуху. Когда он говорит – слушайтесь его, и когда он позовёт – идите за ним.

Итак, в 1980-81 гг., годы начала Золотого Юбилея Растафари, Идея Братии получила международное признание и привлекла к себе всеобщее внимание. Братья и Сёстры Растафари уже готовы объединить других сыновей и дочерей Маркуса в чёрном мире, которые к этому готовы и этого ждут. Гарви сказал: “…Постепенно мы вновь завоюем доверие (Творца) Африки, и он заговорит Гласом Грома, который потрясёт устои мира лжи и несправедливости, а к Эфиопии вернётся её древняя слава… будьте тверды в вере. Не оставляйте сражения, но как смелые солдаты идите к победе. Я счастлив, и буду счастлив до тех пор, пока развевается наш флаг…”; велик, трижды велик Маркус. Пришло время Братии, которой дано было пророческое видение будущего для вдохновения африканского народа в частности и всего мира в целом, дано для осознания родства душ. В этой борьбе добра против зла, света против тьмы, верим мы, Правда и Право, Любовь и Свет победят, ибо мы “уверены в победе добра над злом”. Как пел Питер Тош, Растаман – это “mystic man (who don’t drink blue, green, yellow, red bicarbonated soda-pop), the man of the past, living in the present and stepping into the future”. Таинственный Растаман – тот самый Black-heart man, который в процессе роста, объединения и обучения стал новым чудом света.

Единый Творец – Единая Цель – Единая Судьба
Эфиопия вчера, сегодня и во веки веков

Jabulani Tafari
Caribbean Quarterly, Dec. 1980
Перевод: DreadBull, 1998


Нет комментариев, но ты можешь быть первым

Получить комментарии в RSS

Оставьте комментарий