Из-за ограниченного взгляда на развитие региона, упора на организацию отдыха для буржуазии всех стран, т.е. туризма, было необходимо раздувать далёкие от реальности стереотипы “солнечных островов” и “счастливых народов”. Раста, жившие среди бедности и распада, стоявших за этими стереотипами, противо-речили образу изворотливого нищего, созданного поэтизированием бедности и скудного питания. На любимых туристами островах Dreads арестовывали, стригли и убивали. Столкнувшись с подобным террором на Антигуа, Сент-Винсенте и Сент-Люсии, Dreads созывали форумы солидарности, называвшиеся Наябинги. Раста с Сент-Люсии объединились с оппозиционной Лейбористской партией, призывая поло-жить конец зверствам полиции. Их организация Iyanola Rasta Improvement Organization(IRIA) призывала улучшить положение не только Раста, но и всех угнетённых острова. Их газета “Calling Rastafari” создала особый стиль радикальной журналистики посреди мелкобуржуазных склок. Лишь после того, как они помогли лейбористам победить на выборах, руководство партии показало, что подобные мелкобуржуазные склоки вокруг поста премьер-министра для него гораздо важнее, чем поиск решения проблем народа. Раста увидели, что полиция обращается с ними не лучше, чем при предыдущем правительстве. Дети Раста подвергались дискрими-нации в школах, пресса поносила их, а их независимая деятельность в качестве фермеров и рыбаков находилась под постоянной угрозой. Но братия оставалась тверда в своём призыве к построению нового общества и продолжала возглавлять ежегодные марши в День Освобождения Африки, распевая “War” Марли и “We Must Fight Against Apartheid” Тоша.

Он Монсеррат до Невиса и от Сент-Винсента до Ангиллы полиция преследова-ла Раста, группу молодых мужчин и женщин, хотевших сделать Карибское море сво-бодным. Это создавало прямую угрозу тем, кто были вовлечены в процесс распродажи островов Гренадины частным владельцам.

Гренадины – цепь маленьких островов между Сент-Винсентом и Гренадой. Сент-Винсент-Гренадины протянулись от Бекиа до Пти Сент-Винсент, крупнейшие из этих островов – Бекиа, Мустик, Каруан и Союзный остров. Объявления о продаже этих островов в New York Times и забавы принцессы Маргариты в бухте Гелликсо на острове Мустик были оборотной стороной бедности слуг, работавших на сестру королевы и её гостей. Молодые Раста, следившие за деятельностью Организации Африканского Единства (ОАЕ), с интересом следили также и за продажей Соединён-ным Штатам острова Диего-Гарсия и выселением его граждан, чтобы Штаты могли устроить там свою базу в Индийском океане2. Кроме того, самая жизнь некоторых островитян-рыбаков оказалась под угрозой, так как политики и их прислужники в целях развития туризма огораживали пляжи для купания и катания на яхтах.

В декабре 1979г. молодёжь Раста возглавила протесты против подобной фор-мы развития туризма на Союзном Острове. Это восстание, бывшее попыткой отде-литься от Сент-Винсента, стало драматическим выражением недовольства местных жителей полным к ним пренебрежением. Союзный Остров с населением 2300 человек был типичен в своей бедности – всего одна школа, нехватка медицинской помощи, жилья, водоснабжения и электричества, при этом правительство затеяло строи-тельство посадочной полосы для туристических самолётов. Выступление было быст-ро подавлено, правительство Сент-Винсента арестовало 34 из 50 Раста и других молодых людей, организовавших акции протеста. Прибыл также экспедиционный от-ряд с Барбадоса – их хозяева-империалисты хотели убедиться, что всё под кон-тролем.

Столь быстрая реакция со стороны Барбадоса объяснялась озабоченностью Вашингтона, Парижа и Лондона растущей воинственностью и активностью масс на Карибах. В 1978г., когда сандинисты в Никарагуа уже заканчивали борьбу с Сомо-сой, в Гваделупе состоялась встреча Западных лидеров, и Джеймс Каллигэн, то-гдашний британский премьер, заехал на Барбадос, чтобы обсудить “проблемы безо-пасности в регионе”. Это новое наступление Запада объяснялось недовольством Британии и Америки тем, что бедные страны (называемые Группой 77-ми) требовали от ООН Декрета об использовании моря, чтобы на его основе строить систему кон-троля над ресурсами своих территориальных вод. Как старейшим торговым держа-вам, обладающим технологиями и морскими судами для разработки богатейших шельфовых залежей марганца, США и Британии не терпелось закончить переговоры о территориальных водах, особых экономических зонах, континентальном шельфе и зонах глубоководных. Устав от дипломатии пушек на суше и на море в эпоху пиратства, бедные страны стремились ограничить былую свободу сильных держав на море, поделив его на прибрежные воды, шельфовые зоны и глубоководные зоны. Ка-ждая такая зона должна была иметь свой особый статус по международному праву и эксплуатироваться в соответствии с этим статусом.

Островные государства, такие как Фиджи, Индонезия, Филиппины, Маврикий и Малайзия, называемые государствами-архипелагами, целиком и полностью зависели от моря, а потому настаивали, чтобы море вокруг их островов имело статус международных вод. Однако на Карибах этому мешало наличие английских, французских, голландских и американских колоний. Все попытки Ямайки и Тринидада выра-ботать новый Закон о море не могли помешать американским компаниям быстро закрепляться в шельфовых водах. Залежи минералов, прибрежные месторождения нефти и белковые ресурсы моря сделали Карибы узлом новых экономических и экологических проблем.

Прежде, чем ООН успела принять какое-либо решение, США и Венесуэла за-ключили двусторонний договор, разделив между собой Карибское море и проигнори-ровав законные интересы карибских народов. Возражала лишь одна Франция, требо-вавшая восстановить демаркационные линии вокруг “своих владений” – Мартиники, Гваделупы и Кайенских островов.

Из-за шумихи вокруг Закона о море международные средства массовой информации и Международный Институт Стратегических Исследований обратили внимание на восстание 34 Раста на Союзном острове. Теперь, после революций в Никарагуа и на Гренаде, США стали более бдительно следить за народными выступлениями в регионе. Революция 1979г. на Гренаде, “большая революция на маленьком острове”, по словам Фиделя Кастро, побудила Штаты создать на Карибах новое военное подразделение- Единое Командование Карибского Контингента Войск, а также Ка-рибский и Центральноамериканский Комитет. Штаты считали Карибское море “амери-канским озером”, а потому социальный прогресс карибских народов воспринимался как угроза американским интересам. В июне 1980г. в меморандуме Совета по На-циональной Безопасности говорилось:

“Карибское море – закрытое. Багамские, Виргинские, Подветренные и Навет-ренные острова, а также Барбадос, Тринидад и Тобаго ограничивают море с востока. Северная, Центральная и Южная Америка ограничивают его с осталь-ных сторон. В центре круга доминируют Большие Антильские острова – Пуэрто-Рико, Гаити, Ямайка и Куба, которые также образуют барьер между Северной и Южной Америкой. Лишь три пролива – Мона, Наветренный и Юкатан – прорезают цепь Антильских островов, лежащую поперёк морских линий, соединяющих две Америки. Эти воды также омывают Мексику и Венесуэлу, входящие в число крупнейших в мире стран-экспортёров нефти. 75 ввозимой в США нефти – около 30 её общего потребления – проходит через Карибское море, поэтому этот бассейн и его страны – важная точка нефтяных путей.
Через карибские проливы, проходы между Антильскими островами и Панамский канал проходит нефть с Ближнего Востока, из Эквадора и Аляски. Супертанке-ры, приходящие из Персидского залива в обход Африки, не швартуются непосредственно в американских атлантических портах и портах в Мексиканском заливе. Эти огромные суда разгружаются на Багамских и Виргинских островах, на Тринидаде и Аруба-Кюрасао, где нефть перегружается на танкеры обычного размера, которые уже везут её в восточные и южные морские порты США. Нефть из Венесуэлы движется на север через проливы Мона, Наветренный и Юкатан. Это не только сырая нефть. Так как США уже 7 лет не может достроить перерабатывающий завод, б?льшая часть ввозимой этим путём нефти представляет собой готовые нефтепродукты, полученные на прибрежных предприятиях”.

Заостряя внимание на том, что Гренада находится на северном конце прохо-да у острова Тобаго, через который идут супертанкеры с Арубы и из Африки, этот меморандум напоминает, что кубинские рабочие строят на Гренаде международный аэропорт. Именно это бряцание оружием после провала морской блокады острова, предпринятой Советом по Национальной Безопасности, привело к тому, что было решено мобилизовать против Временного Революционного Правительства (ВРП) Гренады Растафариан.


Нет комментариев, но ты можешь быть первым

Получить комментарии в RSS

Оставьте комментарий