Через 49 лет после появления на Карибах первых Раста молодые Растаманы Гренады показали, что с помощью идеологической и организационной работы Раста можно привлечь к участию в революции. Более 400 Раста входили в Армию Народного Освобождения, 13 марта 1979г. сбросившую диктаторский режим Эрика Гэйри. Раста было очень близки к Движению New Jewel3, а левые силы на Гренаде боро-лись за дело Раста. Морис Бишоп (как адвокат) защищал доминиканца Рас Кабинду, а также и многих других Раста, в связи с обвинениями за ганджу. Когда Гэйри управлял Гренадой, Отряд “Мангуста” (Mongoose Squad), местный эквивалент гаи-тянских Ton Ton Macoute, особенно гордился тем, что насильно остригает Раста, и когда Движение New Jewel собралось положить конец политике регресса, Раста активно участвовали в их выступлениях, иногда даже с оружием в руках. То, что эти Раста не хотели ехать в Африку, а стремились принять участие в падении “Вавилона” на Карибах, не прошло незамеченным для тех, кто испытывал ужас при виде вооружённого Растамана. Учёные диспуты на Тринидаде и Ямайке на тему о том, произошёл ли на Гренаде простой переворот или же революция, выдали озабо-ченность карибской мелкой буржуазии, выручившей когда-то Гэйри во время забастовки государственных служащих на Гренаде. Их собственная Комиссия по Расследованию – Комиссия Дуффуса – сообщала о жестокостях, непотизме и терроре, но сами они настолько привыкли к идее парламента и выборов (разумеется, коррумпированных – В.), что даже не могли вообразить себе народ, самостоятельно творящий свою историю.

Изменение политической ориентации гренадского общества давало новые воз-можности Растафарианскому движению. Раста привлекались в вооружённые силы и даже занимали там ответственные посты; при доверии к ним и возможности сотрудничества, предлагавшегося политическим руководством, Раста могли занять подо-бающее им место в обществе, не боясь преследований. Молодые Раста с Сент-Люсии, Сент-Винсента и Доминики приезжали посмотреть на общество, где их братьям не нужно было остригать свой дред. Сильна была вызванная переменами эйфория; Раста могли спокойно проводить свои еженедельные собрания – Наябинги. Их формировали три основные силы: влияние IRIA с Сент-Люсии, влияние Dreads с Доминики и более идеалистические и метафизические взгляды тех, кто стремился поставить во главу угла личность Хаиле Селассие. Однако доминировала всё же реальность неотступных повседневных нужд. Возможности для возникновения розни были ограничены, поскольку Раста сплачивала необходимость делать своё дело, творя карибскую историю. На своих собраниях они курили ганджу, и ограничения на их поведение налагались не государством, но лишь их отношениями с собственными общинами.

Они сочиняли собственные песни свободы, одной из самых популярных была “Dreadlocks in the PRA” группы the Magnificent Six:

“Никогда раньше Раста не были так счастливы, как теперь, когда они в рядах Временной Революционной Армии (PRA) и служат своему народу и своей стране. Их когда то угнетал злой колдун-диктатор, а теперь они получили шанс пока-зать, что они – равноправные граждане Вест-Индии. Никогда ещё Раста не был таким радостным”.

Этой эйфорией и открытостью вскоре воспользовались элементы, озабоченные развитием ситуации на Гренаде. Несмотря на внешнее давление, правительство создавало и модернизировало рыболовецкий, сельскохозяйственный и туристский сектора экономики. Временное правительство старалось повысить выход сельскохо-зяйственной продукции, таким образом снизив безработицу. Были запущены про-граммы ликвидации неграмотности и обеспечения школьников завтраками, кубинские врачи помогали обеспечить необходимой медицинской помощью самые глухие деревни. Кубинские строители также строили международный аэропорт, чтобы Гренада в своих воздушных связях с внешним миром не зависела от Барбадоса.

В течение года после революции правительство Барбадоса на 500 увеличило закупки американского оружия, став новым центром борьбы с “кубинским присутствием” в регионе. Эта борьба активно провоцировалась Соединёнными Штатами, бо-явшимися реального и позитивного примера марксистско-ленинистского государст-ва, которое может помогать не только карибским народам, но также и африканским освободительным движениям, как, например, в Анголе. Местные посредники ино-странного капитала были охвачены страхом, увидев активную помощь солидарной Кубы. Закоснев в свойственном колониализму антикоммунизме, но не обладая дос-таточными политическими и материальными средствами для активного противостояния правительству Бишопа, они старались внести рознь в ряды Раста.

Это был довольно странный поворот событий: те, кто при Гэйри преследова-ли “немытых и нечёсаных” Раста, теперь боролись за дело двух молодых dreads и манипулировали ими, стараясь вызвать волнения и демонстрации. По приказу своих классовых союзников с Тринидада и Барбадоса владельцы газеты “Torchlight” под предлогом защиты Растафариан призывали к выборам и отказу от кубинской помощи, называя Бишопа кубинской марионеткой. “Torchlight” отстаивала интересы кариб-ского правящего класса, понимавшего, что существование на Кубе более прогрес-сивного, чем капитализм, социального строя побуждает и другие страны полушария порвать оковы капиталистической эксплуатации. Поэтому антикоммунисты решили использовать идеалистические тенденции в развитии движения Раста, заставив двух молодых членов движения открыто выступить против Временного Правительства и Кубы. Весь этот процесс представляет интерес и описан достаточно подробно, так как такая эксплуатация Раста продолжается и сейчас.

В среду 10 октября 1979г. “Torchlight” воспроизвела на первой странице выразительный портрет Раста, сделанный ямайцем Ras Daniel Hartman (известный художник-Раста – В.), а под ним поместила самые откровенные нападки на гренад-скую революцию:

“Гренадские Растафариане, вероятно, вскоре в большом числе выйдут на улицы, протестуя против лишения их детей права на учёбу и против репрессий за ганджу. Об этом сообщили вчера при визите в редакцию “Torchlight” два члена 12 Колен Израиля, Ras Nna и Ras Ersto Jo Jo… Раста, говорили они, должны знать, почему Временному Правительству удаётся так долго удерживать власть, а также почему до сих пор нет обещанных выборов. Местные Растаманы последние пять недель проводили свои собрания Наябинги, и именно на одном их них, в парке Гуйаве в прошлую субботу, они решили, что правительство проводит политику, направленную против Раста”.

Эта длинная передовица, подменявшая откровения Наябинги откровенной ложью, продолжала цитировать упомянутых молодых Раста:

“Мы не сторонники Кубы и России, мы считаем (эти страны) врагами Раста, так как они не признают нашего учения. 12 Колен Израиля одобряют смелость газеты “Torchlight” в это тяжёлое время”.4

Призыв двух Раста и “Torchlight” к массовой демонстрации, как выяснилось позже, был частью более масштабной попытки покончить с правительством, спрово-цировав вооружённое вторжение. Этих двоих Раста просто использовали элементы, планировавшие убийство лидеров ВРП после спровоцированной ими антиправительст-венной демонстрации. Заговор полностью раскрылся, когда правительство аресто-вало 12 человек, среди них – чёрный профессор-социолог из одного американского университета. Тех двоих Раста тоже арестовали, когда были обнаружены кипы отпечатанных ими памфлетов, перечислявших причины, по которым коммунистический режим Бишопа подлежит активному, кровавому и безжалостному уничтожению.

Братья и сёстры Растафари не стали дожидаться, пока правительство раскроет заговор, и организовали собственную демонстрацию против попытки натравить Раста на Раста и на ВРП. Эти Раста напомнили тем, кто приходил в редакцию “Torchlight”, что именно эта газета всегда поддерживала зверства режима Гэйри и головорезов Отряда “Мангуста”. В своём манифесте “Раста против Torchlight” они писали:

Братьям и сёстрам.
Мы, братия региона La Digue, просим именем Господа, чтобы наш манифест был напечатан на страницах вашей газеты. Мы видим, что Растафари попали в заголовки реакционной “Torchlight”, которая в начале революции называла бра-тию “Зомби на службе ВРП” и молчала о терроре режима Гэйри.
Прочитав эту статью, мы всесторонне обсудили её. Сим мы решительно осуждаем “Torchlight”, Ras Nna, Ras Ersto Ja Ja и любых наших братьев, примкнувших к реакционной группе и помогающих вавилонским (сиречь евро-американским) угнетателям лишить нас свободы. Братия считает, что настало Время Революции.
Статья утверждает, что на собрании в Гуйаве братия объявила ВРП своим врагом, что ВРП слишком долго остаётся у власти, что оно не проводит обещанных выборов, что Раста против Кубы и России.
Мы решительно опровергаем эти утверждения, сделанные Раста, которые стали жертвами “лысоголовых” оппортунистов и “Torchlight”, защищающих взяточни-чество (Кровавые Деньги). Мы, Раста, верим в революцию, социальную и поли-тическую, и не поддерживаем вавилонскую Конституцию (читай – угнетение).
С 13 марта 1979г. по сей день длится эпоха свободы. Нет больше дискриминации, гэйризма-американизма, ЦРУ-шничества, Вавилона. Нет больше полиции на пороге в любой момент дня и ночи. Мы решительно поддерживаем всё антиимпе-риалистическое, антиоппортунистическое, антиугнетательское, антивавилонское. Мы решительно поддерживаем ВРП и все социалистические силы мира, так как именно Куба и Россия помогают борьбе Чёрных в Африке, где наших братьев и сестёр ежечасно убивали “лысоголовые” расисты и империалисты.
Именем Jah Rastafari пусть наше послание дойдёт до народа. Да будет славно имя Его. Да наступят перемены.
Единство, Братия, Товарищи.

Ras Kula
Ras Adran
Ras Lyon
Ras Umbre
Ras Pyta
Ras Alan
Гетто Roots and Herbs,
La Digue”.


Нет комментариев, но ты можешь быть первым

Получить комментарии в RSS

Оставьте комментарий