Введение
В данном эссе я пытаюсь провести общий культурный анализ ряда важных социальных процессов, постоянно имеющих место во всех слоях общества на Ямайке и в других странах Вест-Индии. Для этого следует сосредоточиться на Растафарианстве, чрезвычайно важном с этой точки зрения.

Социально-экономические теории обычно относят Раста к хаотической составляющей суще-ствующей системы – к маргиналам и изгоям, так как обычно это чёрные, которых нельзя отнести ни к консервативному крестьянству, привязанному к земле, ни к городскому пролетариату, включённо-му в ритм городской жизни. Большинство из них “выпало” из системы ещё в школьные годы. Вчерашние “курчавые (natty-heads)” стали Раста (natty dreads) – те самые чёрные, которых бранили и осмеивали за то, что их волосы были совершенно не похожи на “прямые” волосы их белых хозяев.

Причина бурного роста и развития Растафари заключается, как будет показано, в определении, которое оно даёт доминирующей культуре общества, продуктом которого является. Растафарианство – это не скоропреходящий культурный выверт и не разновидность местной или международной экзотики, но продукт активной расовой и классовой борьбы, коренящейся в нашем прошлом. К сожалению, далеко не все правильно понимают истинное содержание послания этого движения и его значение. Растафари – первое массовое движение вест-индцев, которые заглянули в себя и задались извечным вопросом: Кто я? или Что я? (Здесь и далее выделение автора – В.) Оно отражает дух гарве-изма на уровне корней и широко распространяется во всех регионах, где живут чёрные вест-индцы. Это отчаянный поиск альтернативной контркультуры, более адекватной нуждам чёрных в наше время.

Уникальность Растафарианства заключается в том, что оно вобрало в себя самые мощные и динамичные проявления пульса Африки, существующие в наши дни на Карибах. Это голос Африки, звучащий на Карибах. Именно это растущее панафриканское и корневое движение Чёрной Власти, и только оно, объединяет сегодня карибских потомков африканских рабов, которые чувствуют необходимость своей идентификации с тем, что они воспринимают как вибрации корней. Такие африканские вибрации несут энергию, ритм и пульсацию, родственные тем, которые чувствовали их африканские предки; они сохранились до наших дней в способности большинства потомков африканцев понимать на подсознательном уровне абстрактный язык африканских барабанных ритмов, подсказывающих им, “что делать” и как выразить свою сущность, свои древние традиции, свою душу, свою Африку. Этот африканский ритм и его живительная сила на Западе продолжает подвергаться угнетению, что, разумеется, оставило на нём свой отпечаток. Растафари – возрождение африканского ривайвализма и спиритуализма и, следовательно, является подлинно массовым движением Африканского Возрождения. Его значение становится ещё нагляднее в общем контексте исторического развития африканских народов на Карибах.

Из мистического культа, возникшего на Ямайке в 30-е годы, Растафари стало важной силой повсюду, где есть вест-индские диаспоры – в Британии и Канаде, в США и на Карибах, вызывая смешанное чувство любопытства и враждебности. Однако, повсюду, в том числе и на Ямайке, люди всё ещё не могут дать исчерпывающего определения Раста. Раста внушают подозрения своей обособленностью, своим явным отделением и отчуждением от остальной части общества. Раста не сходят со страниц как местной, так и “зарубежной” печати. Например, 9 марта 1978г. воскресное приложение к местной газете Daily Gleaner (Sunday Gleaner) опубликовало передовицу об известном “кризисе” в колледже Корнуолл, получившем широкую негативную огласку. Раздор возник из-за “локонов”, которые носили дети Растафариан. Статья сообщала, что:

“Одному нечёсаному школьнику велели причесаться или же не появляться в школе. Он отказался, объявив себя Раста. Директор приказал закрыть классы. Около 40 пятиклассников остались без уроков. Половина из них поддержала самозваного Раста. Напряжённость нарастала; ученики ворвались в учительскую, грубо оскорбляли учителей, крали мел и исписывали стены непристойностями; наконец они устроили шумную демонстрацию с плакатами вроде: ‘Free Up Rasta’”.

В том же 1978г. авиакомпания Air Jamaica и её пассажиры содрогнулись в страхе и ужасе, когда один из пилотов (Раста) шутливо объявил из кабины, что самолёт готов к взлёту “with Dread at the controls”. Официальная реакция была настороженной, что лишний раз доказало, что в общественном мнении Раста – это “зло”. Никому и в голову не приходило, что Растафарианство может быть реакцией сопротивления злу. Все вели себя так, как будто Раста нарушили все десять Заповедей Божьих. С подобным отношением Раста сталкиваются повсюду – и дома, и за границей.
Ямайская Sunday Gleaner 8 января 1978г. писала:

“Полиция Тринидада начала широкомасштабную охоту за бомбометателями и поджигателями, превратившими нижний Порт-оф-Спэйн в пылающую преисподнюю, причинив ущерб примерно в 30 млн. ямайских долларов и оставив без работы около 800 человек”.
Самое интересное заключалось в следующем: “Были сообщения, что с места возгорания поспешно скрылись три человека с локонами… В отношении результатов расследования этих сообщений и призывов к принятию мер против всех носящих локоны полиция сообщила, что такие меры не будут приняты до подтверждения этих сообщений”.

Страх, порождённый такой поляризацией, превратил Раста в “ниггеров” даже на их родной Ямайке, где 90 населения чёрные, хотя бы как жареные плоды хлебного дерева (т.е. чёрные только снаружи). Здесь Растаманов всегда остерегались и боялись, им не доверяли и их “товарищи по классу” (крестьяне и пролетариат), и их традиционные классовые враги (чёрная и белая буржуазия). Такая материалистическая и экстровертная культура, как наша, всегда нуждалась в “ниггере” как козле отпущения за все недостатки, с которыми ей не хочется бороться. Таким образом, Раста винили во зле, творимом другими злодеями, и во зле капиталистической системы, продуктом которого они являлись. В Британии Раста до сих пор обвиняют в самых разных вещах – от падения Британской империи до шаткости Британского Содружества и каких-то мифических убийств! Раста стали удобными козлами отпущения в мире зла, чем и пользуются белые капиталисты, которые на самом деле (настоящие Dreads) правят бал (at the control). Сбываются слова растаманской песни: “За границей именем Раста прикрывается хитрая Мангуста”, и “лысоголовые” (не-Раста) ведут против Раста пропаганду, чтобы заглушить и дискредитировать их послание и безжалостную критику недостатков общества, наличие которых недвусмысленно подтверждается ростом и распространением движения Раста.

Реакционеры выступают против движения Раста, так как сознание Растамана включает в себя определённый уровень знания и понимания, возникающий из осмысления своего страдания, делающий Раста врагом существующих определений, фальсификаций и “миров” респектабельности и жизненных ценностей среднего класса. Поэтому сознание Раста нельзя поставить с ног на голову или подавить силой, ему неотъемлемо присуще стремление к безостановочному развитию, движению вперёд в поиске самореализации. Движение Чёрной Власти борется за самоутверждение.


Нет комментариев, но ты можешь быть первым

Получить комментарии в RSS

Оставьте комментарий