Эфиопская малая раса

Эфиопская переходная раса имеет глубокие корни в древнейшей истории и мифологии. До нашего времени дошло старинное название Эфиопии“Абиссиния“. Независимое государство Абиссиния, населенная в то время цветными христианами, считается старейшим из доисторических образований на африканской почве. Начала этого государства, впрочем, весь-ма темны. Предание восходит ко временам царя Соломона, и первым основателем абиссин-ского царства называется мифический сын Хама, по имени Куш, который поселился в Аксуме, древнейшем царском городе к западу от Адуа вТигре; по имени его, также мифического, сына Эфиопа, будто бы вся страна названа Эфиопией.
Царицу Сабейскую легенда переносит в Абиссинию и ее сына, царя Менелика или Давида, выдает за отпрыск ее сближения с Соломоном, царем Иудейским. Во всех этих сказаниях содержится вспоминание о прежних тесных сношениях Абиссинии с противолежащим арабским материком. В первом дохристианском тысячелетии, не позднее 300 г. до Р.Х. , сабейцы Йемена отправили избыток своего населения через Красное море в Абиссинию; только тогда, когда “эфиопский” язык, благодаря христианству, приобрел свою литературу, как указывает Гуго Винклер, сабейский язык был вытеснен из Абиссинии. Впоследствии дело повернулось иначе: в последние дохристианские века властители Абиссинии, в свою очередь, переступив за море, утвердились в Сабе, подчиненной в то время гимиаритам; только по временам иудеям, добившимся в конце концов господства над Сабой, удавалось освобождаться от абиссинской опеки. Но с 525 г. по Р.Х. Инмен в течение семи столетий находился под властью абиссинских вицекоролей. Сходство наречия геез, считавщегося в Абиссинии и теперь священным, богослужебным языком, с гимиаритским наречием Южной Аравии весьма значительно. Из гееза, на котором писаны рукописи XIII столетия, дошедшие до нас, образовался нынешний диалект Тигре, и языки Амхары и Шоа считаются производными неизвестной уже ныне, боковой ветви гееза. Все это доказывает, что юг Красного моря всегда скорее связывал, чем разделял народы Аравии и восточной Африки.
Существование в прежнее время связи между Абиссинией и Египтом подлежит сомнению. По Геродоту, из войска царя Псамметиха 240 тыс. воинов удалились к царю эфиопов, который поселил их в своей стране. Весьма вероятно, однако, что в этом и в некоторых других случаях под древней Эфиопией следует понимать не абиссинское плоскогорье, а страну верх-него Нила; предполагаемые древние египетские памятники в Абиссинии оказались позднейшего, древнеегипетского происхождения. Гораздо вероятнее древние отношения к греческому и еврейскому культурному кругу; но нельзя утверждать, что в Абиссинии до введения христианства господствовало иудейское вероучение. Впрочем, и теперь еще в Абиссинии живет много евреев (фалаши), и в абиссинском христианстве есть некоторые еврейские черты.
Христианство было введено в Абиссинии в IV веке нашего летосчисления, двумя пленными молодыми христианами с запада, Фрументом и Эдесием. Абиссинская церковь вступила в сношения с Коптской церковью в Египте, от патриархов которой, имеющих свое местопребывание в Каире, патриарх Абиссинии, абуна, получает свое посвящение. В первые столетия христианской эры и греческое влияние действовало на Абиссинию из тогдашней главной гавани Адулис. В это и последующее время Абиссинское царство называлось, по имени главного города, Аксумским или Аксумитским; позднее и даже до нового времени часто встречаются на-звания Хабаш или Хабеш. По мнению Рейниша, возможно, что это имя и даже слово Абиссиния происходит от слова habasat, означающего общество или товарищество, следовательно, намекающего на прежние торговые предприятия южных арабов. Название Хабасат, по Глазеру, встречается и в Южной Аравии и значит здесь “собиратели смолы”; сходное значение имеет и “Атиоб” (эфиопы).
В средние века ислам начал свое вторжение в северо-восточную Африку, проникал ту-да все далее и далее и, наконец, в XVI веке наводнил всю Абиссинию. С тех пор христианская церковь страны отделилась от остального христианства, но, хотя и в неподвижном состоянии, удержалась до нынешнего времени. Однако, именно в периоде натиска ислама завязались сношения между абиссинскими христианами и римско-католической церковью. Тогда думали найти в Абиссинии царство первосвященника Иоанна, которое западные народы искали так долго. Желание войти в непосредственную связь с этим царством, считавшимся весьма могущественным, влияло на экспедиции, отправленные Генрихом Мореплавателем. В своих поездках в Индию португальцы, действительно, попадали в Абиссинию; иезуиты появились в стране, и в 1626 г. правитель со всем своим двором присоединился к римской церкви. Это обращение продолжалось, впрочем, недолго,- уже через шесть лет после этого католические священники были изгнаны, и с тех пор абиссинская церковь, стоящая всего ближе к греко-российской, не затрагивалась уже никакими внешними влияниями.
До половины XVIII века вся Абиссиния находилась под властью негуса негести, царя царей, который поручал управление отдельных провинций наместникам, расам. Однако, власть негуса стала постепенно ослабевать, и в 1831 году страна распалась на 3 государства – Тигре, Амхару и Шоа, к которым в позднейшее время присоединились Годжам и Каффа. Междоусобные войны все более и более разрушали сплоченность государства, и с юга набеги галласов причиняли постоянные затруднения.
Лишь в 1853 году один из низших чиновников в Амхаре, по имени Казаи, вновь соединил все царство и вступил на престол Абисинии под именем Феодора I. В начале управление его отличалось умеренностью, но когда многие письма и ходатайства его, обращенные к английскому правительству, оставались без ответа и внимания, он исполнился озлоблением про-тив европейцев вообще, и насильно задержал в своей стране английского консулаи других ев-ропейцев. Когда переговоры с ними оказались бесплодными, Англия объявила ему войну, и в конце 1867 года начался один из самых достопримечательных горных походов новейшего времени. Мулы из Испании, Италии и Малой Азии, верблюды из Аравии и Египта и слоны из Индии сопровождали небольшое войско, численностью около 12 тысяч человек. Против ожидания, абиссинцы не оказали сперва почти никакого сопротивления; таким образом, английское вой-ско, не сдерживаемое неприятелем, могло достигнуть внутренней части плоскогорья, где Фео-дор со своим войском думал удержаться в скалистом укреплении Магдале, считавшемся неприступным. Но когда в апреле 1867 года началась бомбардировка Магдалы, Феодор был по-кинут большей частью своих войск и покончил жизнь самоубийством.
Затем последовали изнурительные внутренние войны, пока Иоанн II из Тигре не вступил в 1872 году на престол. Ему удалось, несмотря на многие столкновения с египтянами и галласами и на непокорность Менелика, правителя Шоа и Каффы, удержаться на престоле долгое время, пока в 1888 году он не вступил одновременно в борьбу с итальянцами, которые тем временем появились на морском берегу, с махдистами и с Менеликом. Многочисленное войско махдистов выступило в поход против Абиссинии; абиссинцы были совершенно разбиты на равнине Дебра-Сина, и старинный городок Гондар был взят, разграблен и разрушен махди-стами. 9 марта 1889 года вновь произошла битва при Галабате; победа склонялась уже на сторону абиссинцев, когда король Иоанн пал, пораженный пулей. Этим была вырвана победа у абиссинцев; тело короля было отправлено в Омдурман и выставлено там; власть халифа на-ходилась, по-видимому, на высоте своего могущества.
Но в Абиссинии еще раз появился энергичный властелин, несомненно превосходящий своих предшественников, Менелик II из Шоа, которого итальянцы сперва охотно поддерживали, вследствие чего он еще в 1889 году мог вступить на престол Абиссинии. Впоследствии, впро-чем, правление оказалось неблагоприятным для итальянцев. Раздоры и внутренние войны в Абиссинии не прекратились и при Менелике, но давно уже страна не была обширнее и замечательнее, чем теперь. На западе притязания Абиссинии доходят до Белого Нила; на юге абиссинские войска спустились с плоскогорья, опустошая страны галласов; на востоке итальянская область опять сузилась, и о протекторате Италии над Абиссинией не может быть и речи. Как справедливо замечает Карл фон Брухгаузен, “еще немного лет тому назад смеялись над притязаниями абиссинского властителя, желавшего раздвинуть свои границы до Хортума и до озер Рудольфа и Виктории, а теперь уже никто не смеется над ними. Абиссиния,- чего еще несколько десятилетий тому назад никак нельзя было предположить,- сделалась фактором в европейской политике и находится в дружественных отношениях в особенности с Францией и Россией, но также и с Англией, которая отказалась в ее пользу от части своей Сомалийской области, и, в конце концов, с Италией”. Царь Менелик, родившийся в 1842 году, по рассказам знающих его лиц, был талантливым правителем, хорошо ознакомленным с политическими ус-ловиями и вне пределов своего государства. Он был высокого роста и темного цвета кожи. Возможно, поразительное возрождение Абиссинии в древности из глубокого оцепенения зависело как от самого народа, так и основана на качествах правителя и его войска.

Жизнь древних абиссинцев. Одежда. Украшения. Оружие. Жилище. Характер народа

Жизнь абиссинцев в древности с внешней стороны по некоторым чертам была сходна с жизнью арабов. Мужчины носили широкие шаровары, накидку и повязку вокруг тела, женщины – длинные рубашки и накидки, абиссинцы магометане – тюрбан и сандалии. Для настоящих абиссинцев особенно характерны были шаровары. Самое употребительное украшение у абис-синцев – шейные повязки с амулетами, а у женщин – серебряные и золотые украшения, кольца, колокольчики, щипчики, ушные розетки и т.п. В качестве оружия прежде служили фитильные ружья, как и в Аравии, копья и большие щиты из буйволовой кожи. В войнах последне-го времени в руках абиссинцев находилось и современное огнестрельное оружие.
В числе жилищ каменные постройки занимали выдающееся место, но, по большей час-ти, они выстроены небрежно, так же, как и хижины, являвшиеся во многих случаях круглыми соломенными жилищами, окруженными изгородью из терновника. Церкви отличались более тщательной архитектурой, хотя часто представляли собой лишь круглые соломенные хижины, но там можно было найти и церкви, высеченные в скалах, довольно значительной величины.
Внешняя жизнь древних абиссинцев кажется скудной и малоразвитой, и характер народа не производит благоприятного впечатления. В Европе известны, по преимуществу, дурные стороны народного характера и государственной жизни абиссинцев, во всяком случае, гораздо больше, чем более выгодные черты, которые, конечно, не совсем им чужды. Правда, абиссинское христианство, в своей долгой замкнутости и глубокой неподвижности, не может произво-дить впечатления освежающего и привлекающего к себе, но едва ли ему можно отказать в спо-собности к дальнейшему развитию. Оно до сих пор почти заглушалось мелочной обрядностью, внешним ханжеством и символическими приемами: оно страдает и нравственными недочетами, недостаточной чистотой жизни белого и черного духовенства, общей закостенелостью, верой в колдунов и гадания. Это выражается и во внешних обрядах, содержащих много обветшалой торжественности; правда, у духовных лиц можно найти старинные книги и церковные рукописи, но знания их очень ограниченны; новые книги можно найти очень редко и общее образование находится в состоянии регресса. Но если христианская церковь в Абиссинии не обнару-живает внутреннего развития, то христианство, вообще, в последнее время все более и более приобретает почвы: ислам отступает здесь, противоположно многим другим странам Африки. Несмотря на все, христианство все же содействовало тому, что эта страна заняла несколько высшее культурное положение; последствиями христианства являются отчасти более мягкие нравы и, в особенности, отсутствие работорговли и высшее положение и неприкосновенность женщины.
Тем не менее, история Абиссинии до новейшего времени показывала, что в народе скрывается известная склонность к жестокости и зверству. У английской армии исчезло всякое сострадание к низверженному Феодору, когда стало известно, что еще за день до наступления, 350 пленных были изрублены, и сам правитель принимал в этом участие до тех пор, пока у не-го не устала рука. В начале XX века абиссинскими полчищами, проникавшими к югу до Огаде-на, даже до Бердеры на Джубе, были совершены в странах галласов страшные жестокости. “Абиссинцы из Шоа, говорит Менгес,- настоящий бич и гибель каждой страны, где они поселяются”. Неопрятностью хищнических абиссинцев объяснятся и поразительно распространение холеры в странах галласов, наблюдавшееся несколько лет тому назад.
Правитель, негусь негести, царь царей, был абсолютным властелином и в глазах наро-да является олицетворением правительства. Негусь один был ответственен за все, за войну и мир, за хорошее и дурное положение страны. В прежнее время негусь избирался знатными лицами из какого-нибудь старинного рода. Этому порядку избрания должен быть приписан упадок царства, так как в течение 55 лет, между 1778 и 1833 гг., на престоле перебывало 22 императора, и с тех пор история Абиссинии была рядом столкновений между негусом и отдельными вице-королями и наместниками, выражавшими притязания на престол. Каждый наместник старался, по мере возможности, эксплуатировать свою провинцию, и даже таким энергичным правителям, как Феодор, который с помощью своего войска старался потопить в крови всякое сопротивление, не удавалось установить порядок и спокойствие: как только он подав-лял восстание в одной части страны, оно вспыхивало вновь в другом месте. Во времена прав-ления Менелика II Абиссиния представляла собой соединение королевств (Годжама, Шоа, Джиммы, Каффы и Валомо) и провинций с зависимыми начальниками; тем не менее, нацио-нальная сплоченность Абиссинии была довольно значительна.


Палеоантропологические находки. Гипотезы.

В 1929 г. в Трансваале, в местности Спрингбок-Флэтс, был найден череп, относящийся, по всей вероятности, к палеолиту. Он характеризуется долихокефалией, слегка наклонным лбом, умеренно развитыми надбровными дугами и, насколько можно судить по довольно сме-лой реставрации, очень высоким лицом. Череп не сходен ни с австралоидными, ни с боскоп-скими черепами. Высказывалось мнение о сходстве его с черепами современной эфиопской группы. Вывод этот был бы очень важен для понимания проблем этногенеза народов Южной Африки, если бы он не был основан только на единичной, и притом реставрированной, наход-ке. Поэтому, несмотря на возможную правильность этой гипотезы, считать ее доказанной нельзя.
Многочисленные находки костных остатков дают возможность утверждать, что населе-ние всей Северной Африки и северной Сахары в эпоху неолита в общем мало отличалось в антропологическом отношении от современного и имело все признаки современной европео-идной расы (с несомненной примесью эфиопского типа). Этот тип был распространен как в Египте, так и к западу от него, в Судане и в Сахаре, не говоря об областях к востоку и югу от Египта, где он бытует до наших дней.
Хотя строение черепа древних египтян имеет в общем европеоидный характер, но, по-видимому, ему присуща очень значительная примесь эфиопского расового типа. Надо иметь в виду, что черепа европеоидов и черепа эфиопской расовой группы с трудом отличимы друг от друга. Принимая во внимание, что сами египтяне изображали себя красно-коричневыми и безбородыми, мы приходим к заключению, что население древнего Египта имело черты европеоидного типа в сочетании с чертами эфиопского расового типа.
При археологических изысканиях в Нубии в 1929-1934 гг. неподалеку от южной границы Египта, около местечка Аниба, были найдены погребения, в которых обнаружены черепа эфи-опского типа. Они отличаются крайней долихокефальностью, высокими узкими лицами и ортогнатностью. Наличие украшений и разных предметов быта позволило точно определить возраст этих погребений временем среднего царства (начало II тысячелетия до н. э. ). Таким образом, эти находки устанавливают, что область распространения эфиопского типа простиралась да-леко на север уже в эту эпоху.
Основные находки, свидетельствующие о древности расового эфиопского типа, бы-ли сделаны в районе Восточной Африки – в Кении и Уганде.
В 1913 г. в северной части Танганьики под руслом реки Оль-Геджу-Олдоваи при геоло-гических работах был найден скелет современного вида человека. Череп очень большой, с прямым лбом и резко долихокефальный. Лицо очень высокое и узкое, слегка прогнатное, нос тоже очень узкий и выступающий. Рост “олдовайского человека” 180 см. Определение геологического возраста находки вызвало оживленную полемику. Череп обнаружен под руслом реки, на основании чего, определяя геологическую эпоху образования русла, считали возможным отнести эту находку к глубочайшей древности. По-видимому, данный случай – это захоронение в русле реки. Погребения подобного типа известны в этнографии. С этой целью отводили реку, хоронили умершего на дне, а затем направляли ее в прежнее русло. По преданию, вождь гуннов Аттила был погребен в отведенном заранее русле реки. Аналогичные способы захоронений засвидетельствованы также у некоторых народов Африки. По-видимому, место олдовайской находки представляет собою довольно позднее погребение такого типа.
Близ озера Эльментеита (Кения) при археологических исследованиях в пещере Гембл найдено несколько скелетов, погребенных в скорченном положении. Они были густо осыпаны красной охрой и завалены камнями. В окружающем слое найдены кремневые орудия и керамика. Неподалеку, на так называемом участке Бромхеда, обнаружены такие же погребения. Всего в пещере Гембл найдено два полных скелета, на участке Бромхеда – шесть более или менее полных черепов и много других костей. Черепа всех этих находок похожи на олдовайский че-реп. Все они долихо- или мезокефальные, лица исключительно высокие, орто- или мезогнат-ные, носы узкие и умеренно выступающие. Рост очень высокий. Все эти находки совершенно явно определяются эпохой неолита. С антропологической точки зрения они принадлежат древним представителям эфиопской расовой группы, отличающимися от современного типа более крупными абсолютными размерами черепов.

Языки

Семитские языки Эфиопии, или, как их иногда называют, эфиопские, составляют одну из подгрупп семитских языков, наиболее приближающуюся к семитским языкам южной Аравии.
Эфиопские языки подразделяются на следующие:
(a) языки североэфиопские. К ним относятся геэз, тигре и тиграи (тигринья). Геэз – язык древнего государства Аксум – в настоящее время исчез. На языке геэз в Эфиопии теперь ведется только богослужение, и его преподают в монастырских школах как язык богослужеб-ных книг. Тигре – язык населения основной части Эритреи, около Массауа и на всем побере-жье, вплоть до Касалы. На нем говорят также на островах архипелага Дахлак. Язык тигринья употребляется к югу от области распространения тигре.Название его происходит от амхарского слова “тигринья”, которым население центральной части Эфиопии называет своих северных соседей тиграи. В пределах собственно Эфиопии живет лишь часть тиграи, остальные – в Эритрее;
(b) языки южноэфиопские (языки собственно Эфиопии) подразделяются на западные и восточные. К западным относятся амхара – государственный язык Эфиопии, западные диа-лекты гураге и, возможно, язык аргобба; к восточным-восточные диалекты гураге и язык насе-ления Харара – харари.
Город Харар уже в XIV в. был центром мусульманства. Влияние арабской культуры заметнее всего в этой части страны. Харари, в отличие от всех других языков Эфиопии, имеет письменность, основанную на арабском алфавите. Письменность всех остальных языков Эфиопии – амхара, тигре, галла и др. – основана на древнеабиссинском алфавите. Письмен-ность всех остальных языков Эфиопии – амхара, тигре, галла и др. – основана на древне-абиссинском алфавите геэз, с некоторыми к нему добавлениями. Древнеэфиопская письменность возникла на основе сабейской письменности – одного из видов южноарабского письма.
В число южноэфиопских языков входит почти исчезнувший ныне язык гафат. В конце XVII в. на нем говорило население области Гафат, сохранившей это название до наших дней. Судя по сообщению современного нам эфиопского историка Аляка Тайе, издавшего в 1927 г. “Историю Эфиопии”, до сих пор местные жители области Гафат иногда еще говорят между собою на этом языке. Исчезновение его показывает, с какой быстротой распространяется госу-дарственный язык Эфиопии – амхарский.

Хозяйство народов Эфиопии (середина ХХ в.)

В хозяйстве народов центральной и северо-западной Эфиопии значительное место за-нимают такие ремесла, как ткачество, обработка кожи, плетение, гончарство, обработка дерева и металла.
Одежду изготовляют из домоткани. Горизонтальный ткацкий станок амхара, тигре и галла довольно широк и позволяет довести ширину ткани до 1 м. Выделка тканей для широкого потребления почти прекратилась в городах еще до итальянской оккупации, так как местную ткань вытеснили английские, американские и японские ситцы, но она вновь возродилась во время второй мировой войны в связи с сокращением импорта.
Мужской костюм трудящегося населения состоит из штанов, длинной рубашки, накидки- шаммы и бурнуса. Мужская рубаха туникообразного покроя – камис шьется из одного куска ткани с вырезом для головы; вшитые длинные рукава сильно сужены у кисти. Ворот рубахи стоячий. Короткие и узкие штаны – сури сшиваются из двух полотнищ и четырехугольного клина, образующего широкий шаг, и немного ниже колен плотно обтягивают ногу. Рубаху носят поверх штанов. Широкий пояс (маканат) имеет в длину 6-10 м, в ширину 15-35 см; на обоих концах пояса вытканы разноцветными шелковыми нитками поперечные полоски. Этот пояс обертывается вокруг талии несколько раз.
Шамму носят поверх рубахи. Шаммы бывают различные: собственно шамма – с узкой цветной каемкой по двум длинным сторонам, шамма без каймы – год зекзек, тонкая шамма с широкой красной полосой, идущей вдоль шаммы посредине, – джано, или кута, и тонкая шам-ма с широкой разноцветной шелковой вышивкой посредине – макалькем, и т.д. Способы но-шения шаммы очень разнообразны.
В холодную погоду поверх шаммы надевают бурнус из черной шерсти с капюшоном для головы. Бурнусы-накидки без рукавов надеваются через голову. В хорошую погоду обычно го-ловного убора не носят и в очень редких случаях повязывают голову куском белой ткани – шаш, кисейной или хлопчатобумажной.
Обувь в большинстве случаев отсутствует. Только когда крестьяне направляются в пустынные местности, где раскаленный песок обжигает подошвы ног, они надевают сандалии. Сандалии сшиваются из семи-восьми слоев кожи, вырезаемой по ступне.
Мужская одежда имущих классов населения обычно состоит из рубахи, штанов и осо-бого вида бурнуса – каббы. Рубаху и штаны шьют из дорогой тонкой материи, часто из шелко-вой. Ворот рубахи и рукава застегиваются на множество мелких круглых медных или серебря-ных пуговиц и обшиты черным шелковым бордюром. Кабба, это накидка из черного тонкого сукна, шелка или атласа, часто обшитая бахромой или золотой тесьмой. В качестве головного убора носят белую или цветную повязку либо соломенную шляпу. Кожаные орнаментирован-ные сандалии уступают место европейской обуви со шнурками и гетрами.
Современный костюм – брюки, рубашку с галстуком и пиджак – носят преимущест-венно интеллигенты, чиновники и купцы. Большинство населения придерживается националь-ного костюма.
Одежда крестьянки состоит из длинной плотной рубахи, шаммы и бурнуса. Шамма ино-гда украшается узкой вышитой каймой по бокам. Штаны крестьянки носят только при верховой езде. Крестьянки ходят босиком, с обнаженной головой, лишь изредка повязываются платком. Волосы заплетаются в многочисленные косички, начинающиеся у лба и спускающиеся на пле-чи.
Костюм женщины имущих классов отличается от описанного выше только качеством материала. Рубахи имеют тот же покрой, что и у крестьянок. Рукава очень узкие, иногда более полутора метров длины. Рубаху подпоясывают широким поясом, как у мужчин. Шаровары дли-ной более трех метров, сильно суженные у щиколотки, образуют поперечные складки. Рукава рубах и края штанов расшиты цветным шелком. Национальный эфиопский орнамент вышивки на одежде отличается очень своеобразным и сложным рисунком, напоминающим то цветы, то геометрические фигуры, и выполняется черным, красным и серым шелком. Шаммы женщин имущих классов изготовляются из тонкой привозной ткани; каббы шьют из черного сукна, атла-са или шелка с яркой бахромой. Женщины носят головную повязку, поверх которой надевают фетровую шляпу. На ногах – кожаные сандалии или привозные европейские туфли.
И женщины, и мужчины любят различные украшения местного производства, по своему качеству почти не уступающие тонким изделиям ювелиров Европы. Женщины носят разнооб-разные драгоценности: серьги – гутча тонкой филигранной работы, ожерелья, браслеты, кольца из золота и серебра, головные шпильки – вальба, серебряные колечки, надеваемые по нескольку штук на первый сустав пальца – калабат. Мужчины носят медные и золотые серьги, иногда с подвесками из цепочек.
Еще в конце XIX в. эфиопские воины носили поверх рубахи джано (шамму с красной полосой внизу), лемд (накидку) и головные повязки из львиной гривы. В настоящее время лемд (бархатная накидка, по форме напоминающая шкуру льва, леопарда или барса) надевается в очень редких случаях. Почти повсеместно введен европейский воинский костюм, которому приданы некоторые национальные черты: к верху офицерской фуражки пришивается кусок ме-ха, так как раньше воины носили на голове повязки из львиной гривы. Иногда вместо погон пришивают куски меха. Воины носят обмотки и почти все ходят босиком, лишь немногие имеют кожаные сандалии.
Обработка кож, так же как и ткачество, имеет большое значение в хозяйстве народов Эфиопии. Из кожи изготовляют седла, сбрую, ремни, сумки, щиты и ножны, кувшины для воды, формой напоминающие чайники, разнообразную посуду, футляры для роговых и деревянных кубков. Щиты служат теперь только для военных парадов; их выделывают из кожи быка, гиппопотама или буйвола.
Не менее искусны народы Эфиопии в обработке дерева и рога, производстве глиняной посуды, плетении корзин и других изделий. Плетеные изделия самой разнообразной формы и назначения очень распространены в быту. Способ плетения корзин – спиральный. Для отдел-ки пользуются соломой, окрашенной в разные цвета, чаще зеленый, желтый или фиолетовый; сомали и данакиль предпочитают желтый и лиловато-красный. Орнамент – шахматный ром-бовидный или в виде концентрических кругов разной окраски. В большом ходу корзины продол-говатые и плоскодонные; дно и отверстия их имеют овальную форму, крышки – конусообразную. Очень часто встречаются плетеные сосуды в виде графинчиков, открытые корзины в форме вазы на подставке. Для упаковки кофе амхара, галла и тигре плетут большие мешки. Представляют интерес плетеные сита, стол-корзина и зонтики. Сита с подставками делают из толстых, предварительно плотно скрученных веревок. Стол-корзина – круглое плетеное блю-до на высокой широкой подставке в форме усеченного конуса; в перевернутом виде стол этот может служить корзиной для хранения запасов.
Из дерева изготовляют сосуды, части седел, плуги, древки копий и т.д. Выделываются всевозможные резные ложки, деревянные сосуды, широкие чашки для хранения капусты и мяса, деревянные резные кубки для пить. Все изделия орнаментированы резьбой в виде концентрических кругов или треугольников и часто окрашены в красный, желты и черный цвета. Не-сколько грубее и проще по выделке деревянная посуда сомалийцев.
Рог идет на изготовление утвари и табакерок. Дном для роговых кубков обычно служит деревянный или кожаный кружок.
Глиняная посуда теперь вытесняется привозной металлической.
Гончарную посуду население выделывает двумя способами: амхара, тигре и галла – путем спирального наращивания валиков; каффичо и сомалийцы – путем вытягивания. Оба способа дают прекрасный результата,, даже без применения гончарного круга. Обычно сосуды подвергаются длительному обжигу на огне. Иногда их покрывают снаружи глазурью. Формы глиняных сосудов разнообразны: для воды изготовляют большие кувшины из белой глины, круглодонные горшки служат для хранения масла или жидкого теста; в неглубоких широких мисках с двумя ручками замешивают тесто; на глиняных сковородках пекут лепешки; маленькие сосуды используются для варки и хранения приправ к кушаньям.
Очень распространены также изделия местных кузнецов. В ХIХ в. кузнецы снабжали воинов саблями, кинжалами, ножами, наконечниками копий. Ювелиры изготовляли из золота и серебра браслеты, серьги, ажурные серебряные украшения для головных уборов и т.п. образ-цы, привезенные русскими путешественниками, свидетельствуют о высоком уровне ювелирно-го искусства в Эфиопии.


Современная Эфиопия

Современная Эфиопия – социалистическое государство в Северо-Восточной Африке. Граничит на Западе с Суданом, на юге- с Кенией, на юго-востоке – с Сомали, на востоке – с Сомали и Джибути. На северо-востоке омывается Красным морем. Население – 29 млн. чел. (1977). Столица – г. Аддис-Абеба. Состоит из 14 провинций.
С 1974 вся полнота власти принадлежит Временному военному административному совету (ВВАС). Высший орган ВВАС – съезд ВВАС. Он избирает ЦК из 32 членов и Постоянный комитет из 16 членов, определяет основные направления внутренней и внешней политики, утверждает бюджеты, планы развития, определяет задачи обороны, государственной безопасности, ратифицирует договоры, принимает решения о создании или ликвидации государствен-ных органов и общественных организаций, объявляет войну или чрезвычайное положение. ЦК ВВАС осуществляет общее руководство внутренней и внешней политикой, Постоянный коми-тет ВВАС – политико-идеологическое руководство. Глава государства и правительства – председатель ВВАС. С сентября 1975 г. утверждены новые государственный герб и государственный флаг.
Большая часть населения Эфиопии относится к эфиопской расе; западные и юго-западные районы населены представителями негроидной расы. Народы Эфиопии (эфиопы) говорят преимущественно на языках семито-хамитской семьи. Амхара (амара), гураге, агобба, харари, тиграи, тигре и чать бени-амер говорят на семитских языках. Наиболее крупные народы – галла и амхара. Северо-западные, западные и юго-западные окраины Эфиопии населяют народы, говорящие на нилотских языках и языках Восточного Судана: нуэр, анаук, бурун, туркана, бареа, кунама, берта, ари, диме и др. В Эфиопии формируется эфиопская нация, ос-новным этническим компонентом которой являются амхара, гураге, частично тиграи, галла центральной части Эфиопии, агау, каффа, уоламо и др. В стране много армян и греков, давно переселившихся в Эфиопию, в крупных населенных пунктах живут также арабы, индийцы, пакистанцы, выходцы из Европы, Америки и соседних африканских стран. По религиозной принадлежности около половины населения – мусульмане, большинство остальных – христиане монофиситского толка. Небольшая группа, именующая себя фалаша (говорит на диалекте агау) исповедует иудаизм. На крайнем юге, севере и западе страны сохраняются местные традиционные верования. Государственный язык – амхарский. Официально принятый в стране эфиопский календарь сохраняет ряд черт, восходящих к древним ближневосточным календарям (30 дней в каждом месяце, дополнительный тринадцатый месяц); летосчисление сдвинуто на 7 лет 8 мес. назад по сравнению с другими христианскими календарями.
В многоликом и древнем искусстве Эфиопии сочетаются традиции африканской куль-туры и наследие древневосточного искусства, самобытное переосмысление христианских ар-хитектурных типов и сюжетов и европейские влияния. К древнейшим (до 2-го тыс. до н. э.) ку-шитским культурам Южной Эфиопии восходят каменные стелы со схематическими изображениями человека и символическими знаками; позже в Южной Эфиопии ставились намогильные деревянные человеческие фигуры народа консо. На северо-востоке страны открыты наскальные росписи (Ганзаба, Адди-Кэйнх), рельефы (Шебе) с фигурами быков, рельефные человече-ские фигры (Даро-Кавлос). относящиеся к доисторическому периоду и более поздние. В сере-дине 1-го тыс. до н. э. на горных плато расцвело искусство древневосточного типа, истоки ко-торого лежали в Сабе (Юж. Аравия): постройки из тесаных каменных плит – прямоугольные храмы с плоской кровлей (Йеха, Хаульти), плотины: алтари ифризы с изображением горного козла (лунное божество Альмаках); обобщенная, плавная по силуэту скульптура – сидящие царские фигуры, рельефы, терракотовые и каменные головы 5-4 вв. до н. э; известны также наскальные изображения львов (Гобедра близ Аксума), каменные и бронзовые фигурки живот-ных, каменные сфинксы, вотивные троны. Подъем искусства Эфиопии наступил в 1-й пол. и сер. 1-го тыс. до н. э. с возвышением Аксумского царства. Строились большие дворцы из камня с деревянными связями в 2-3 этажа, с плоской крышей на столбах, иногда с внутренними дво-рами (дворец Такха-Марьям в Аксуме), каменные стеллы высотой до 33 м, имитирующие мно-гоярусные башни; троны на ступенчатых основаниях, плотины, водохранилища, ряды жилых домов. Эллинистические влияния ощущаются в резьбе по камню: бутонообразные капители граненых столбов, изображения архитектурных мотивов и полумесяца (на стелах), виноградной лозы. Керамика расписывалась геометрическим орнаментом, иногда изображениями людей, животных, растений. На монетах представлены профильные головы царей, окруженные веком колосьев. После христианизации Аксума (сер. 4 в.) строились монастырские комплексы и бази-ликальные церкви: в комплексе Дэбрэ-Дамо трехнефная церковь, с нартексом и хорами, имеет деревянные потолки, в том числе имитацию свода в среднем нефе; потолок нартекса украшают 33 кассеты со стилизованными фигурами животных и геометрическим узором.


Нет комментариев, но ты можешь быть первым

Получить комментарии в RSS

Оставьте комментарий